04_Koloshina

1

Колошина Т.Ю. АРТ-ТЕРАПИЯ

МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

 

ВВЕДЕНИЕ

( Campbell J., Johnson D., Jung C., и др.)

(Expressive Arts Therapy), т.е. терапия творческой экспрессией (Levin St., Winnicot D., Milner M. И д.). В этом названии акцент делается на собственно творческое самовыражение как основную терапевтическую особенность.

названию, употребляемому в Европе и США, — «экспрессивная терапия».

собственное творчество. Можно отметить, что приверженцев второго направления среди профессионалов, занимающихся арттерапией, сейчас больше.

.

или гармонизации (исцеления), нет адекватных вербальных выражений. Поэтому арттерапия подчас становится единственным способом «связи» между человеком и обществом, клиентом и консультантом.

.

или «шизофренические» идеи. Как правило, автор такой идеи пугается и оставляет ее при себе, так никогда и не узнав, что идея была гениальной. Почему мы это делаем? Чего мы боимся?

свидетельствующие о том, сколько стоит креативность:

  

Участники Питсбургской программы обучения творческому потенциалу  показали 300% рост количества жизнеспособных идей по сравнению с теми сотрудниками, которые не проходили данное обучение.

   В Sylvania несколько тысяч служащих прошли 40 часовой курс по творческому решению проблем. Полученные результаты: 20 $ прибыли на каждый потраченный 1$.

   Hewlett-Packard инвестировали более 2 млрд $ в исследования и разработку творческих решений и получили 1 300 разнообразных патентов. Совокупный доход за 1999 год: 42,37 млрд. долларов.

Творчество – выход за пределы уже имеющихся знаний, преодоление и опрокидывание границ. Творческий процесс – создание принципиально нового продукта (в любом смысле). Креативность – способность отказаться от стереотипных способов мышления и действия.

Зачем нужна креативность:

— она определяет успешность в профессиональной деятельности, так или иначе связанной с людьми;

— формальная логика (т.е.причинно-следственные связи) чаще всего не имеет прямого отношения к реальной жизни;

— креативность помогает находить оригинальные решения любых сложных проблем;

— это мощный фактор развития личности;

— и самое главное — это необходимо для выживания в постоянно меняющемся мире.

Следующий момент заключается в том, что творчество как процесс неразрывно связано с понятием удовольствия. Оно приятно, в то время как понятия «творчество» и «боль», на взгляд автора, — напрочь не сочетаемы. Основой для творчества может быть переживание, но не боль. Слово «переживание» в своем этимологическом значении говорит о преходящей природе любого чувства, о том, что любую боль можно пережить, переболеть, пропустить через себя и отпустить. Арттерапия является наиболее безболезненным способом решения проблем. Автор сама очень боится боли и полагает — вполне возможно, необоснованно, — что все нормальные люди тоже ее боятся. Любой боли! Болезненных переживаний и так вполне достаточно в жизни, так что умножать их без особой надобности кажется ему принципиально неверным ходом. Адресуясь к творческому в человеке, мы заведомо даем ему возможность не уйти от боли, но пережить ее.

Искусство и научение. Главное – и великое — свойство искусства в том и состоит, что это уникальный способ передачи человеческого опыта. Вряд ли какой-то иной вариант передачи информации способен столь эффективно и элегантно разминуться с проблемой отцов и детей. Искусство предлагает человеку возможность ознакомиться, а не узнать – например, прочесть книгу, услышать песню или сказку, увидеть пьесу или балет. Это – средство фиксации опыта, которое не обладает качеством обязательности, морализаторства, навязчивости. Искусство не уверено в собственной правоте, его этот вопрос вообще не занимает. Искусство не претендует ни на объективность, ни на истинность, ни на поучительность. В том и состоит отличие искусства от прочей человеческой деятельности, что оно не ставит перед собой прикладных, прагматических целей. В той же мере, в какой оно их перед собой ставит, оно и искусством-то быть перестает. Художник просто делает то, что ему интересно, что его увлекает, что ему доставляет удовольствие.

В итоге, в отличие от науки, которая фиксирует опыт в жестко определенной форме, искусство сохраняет его в форме совершенно неопределенной, которая дает зрителю (слушателю, участнику) возможность самому делать выводы, определять свое отношение к предлагаемому, принимать или не принимать любое содержание, любой смысл, любой урок из множества содержащихся в каждом произведении искусства.

Но еще важнее другое: наука фиксирует опыт действия, а искусство – опыт переживания по поводу чего-то. Опыт действия по самой своей природе предписателен, он содержит в себе информацию о том, как следует поступать в тех или иных случаях и что происходит, если человек поступает иначе. Опыт переживания может быть только ознакомительным. Именно искусство, ориентированное на уникальность любого события личной истории любого человека, способно поставить перед собой задачу зафиксировать опыт переживаний по какому — либо поводу. Наука пытается искать истину, искусство же скорее занято изучением самого процесса поиска истины. Перед наукой не стоит ни вопрос объективного наличия истины, ни вопрос ее безусловной необходимости. Истина, конечно же, есть, и искать ее необходимо.

Для искусства неважно, есть ли истина или ее вовсе нет. Важно, что на эту тему думали другие люди. Как они ее искали? И зачем они это делали? А зачем я это делаю? И вообще – она мне нужна или нет? Предположим, я ее узнал – и что же? Буду я знать точно, что она есть – что изменится? Станет легче? А как было у других? Кому стало легче, а кому – нет?

. Деятельность, связанная с собственным художественным творчеством, является для большинства людей, кроме профессионалов именно в этой области, совершенно непривычной, новой, неисследованной. Если вы не профессиональный художник, то, видимо, рисовали вы последний раз в начальной школе. А в куклы играли и того раньше. И тогда появляется то, что мы называем игрой (в отличие от «серьезной» деятельности). Как только возникло слово «игра», появилась специфика этого вида деятельности, имеющая, на мой взгляд, неоценимые достоинства.

Наша «взрослая» жизнь настолько серьезна и тороплива, что играть мы перестаем очень рано – и остаемся на всю жизнь не наигравшимися. В любой взрослой компании необыкновенно легко затеять какую-нибудь игру, и практически не найдется человека, который бы рано или поздно в нее не втянулся. Играя, мы попадаем в абсолютно комфортное и безопасное пространство. И вот в этом самом пространстве вдруг и оказывается, что я на самом деле очень многое могу, и в частности – могу быть таким, каким еще никогда не был в реальной жизни. Такой колоссальный ресурс грех не использовать.

Игровая деятельность не имеет практической цели. Игра направлена не на результат, а на сам процесс игры, то есть игра – единственный вид человеческой деятельности, ориентированный на сам процесс. Играют просто потому, что это приятно. Никакого принципа реальности – один сплошной принцип удовольствия! Если человек начинает игру даже с такой, казалось бы, искренней и бескорыстной целью как «узнать что-то новое» – никакой игры не будет и в помине. И когда мы, взрослые, начинаем говорить про «развивающие» или «обучающие» игры, — не стоит забывать, что у ребенка нет и не может быть цели в ходе этой игры развиваться или обучаться. Если же таковая цель случайно у ребенка возникает, то он перестает играть и начинает обучаться.

Любая деятельность, ориентированная на некий определенный результат, автоматически задает как определенный выигрыш человека в случае достижения этого результата, так и столь же конкретный проигрыш в случае его недостижения. Чем значимее предполагаемые выигрыш или проигрыш (или оба сразу), тем меньше у человека возможности экспериментировать с собственными возможностями — ведь само по себе понятие «эксперимент» подразумевает равную заинтересованность (или равную незаинтересованность) экспериментатора во всех возможных исходах.

Игра же, напротив, дает колоссальную свободу в выборе собственной стратегии, свободу мысли, а значит и вариативность действий. Собственно, игра как таковая и рассчитана на нахождение принципиально новых стратегий, форм поведения, она не терпит стереотипов и паттернов. В игре я могу быть кем угодно – женщиной, мужчиной, ребенком, животным, деревом, посудой, мебелью…

Сменив же свою роль, я меняю и личностную позицию, и мотивацию внутри этой позиции, и способы действий. В результате на моих внутренних нехоженых территориях обнаруживаются такие вполне готовые к употреблению деятельностные механизмы, о которых я доселе и не подозревала!

По всей видимости, именно в силу своей колоссальной ресурсности игровая деятельность не пропадает с возрастом. Естественно, она рано или поздно перестает быть ведущей, но никогда не отмирает за полной ненадобностью. Иначе зачем бы взрослому человеку потребовалась бы, например, елка с игрушками? А ведь каждый год почти в любой семье процессом устройства елки взрослые увлечены не меньше детей. Видимо, дело в том, что сам этот праздник обладает очень сильным игровым началом. Все уже давным-давно забыли смысл этого языческого ритуала, но настроение игры, легкости, необязательности, различных неожиданных возможностей дает человеку большую свободу, нежели иные — менее игровые — праздники. Это одна из немногих сохранившихся возможностей поиграть «на законных основаниях», которые остаются у взрослого «серьезного» человека в нашей культуре – и доиграть недоигранное в детстве. Кроме того, и игра, и ритуал содержат чисто терапевтический элемент: можно все (или почти все), от меня требуется нестандартность, неожиданность, оригинальность, я свободен — пусть хоть на короткое время — от обычно положенных для взрослого человека в обычной жизни форм поведения. Я сейчас ребенок со всеми вытекающими отсюда последствиями: я могу чего-то не знать, не уметь, я имею право на ошибки и на поиск, я ничем и никем не ограничен, я не знаю, что такое «положено» и «не положено», я имею право на удовольствие, я не осуждаем другими.

Если же потребность в игровой деятельности есть, а возможностей реализовать ее нет, то человек отправляется искать эти возможности в те самые невротические взрослые игры, которые с такой тщательностью и грустно-иронической усмешкой описаны Э.Берном. Человек начинает играть в подобные игры либо с собой, либо с окружающими. При этом он свои игровые потребности будет реализовывать, сам того не подозревая, более того – относясь к этому совершенно серьезно. Тут-то и потребуется психотерапия, потому что человек, не наигравшийся в детстве, в дальнейшем станет играть в любой своей деятельности – и тоже сам того не подозревая. Карьера, семейная жизнь, хобби – все в конечном итоге будет игрой. Причем такой человек обречен на вечную неудовлетворенность результатом, поскольку игровая-то деятельность, каковой и будут являться все его жизненные занятия, неосознанно окажется организованной как игровая, то есть ориентированная на процесс. А сделать этот процесс самоценным недоигравший человек просто-напросто не догадается (не захочет, не сумеет, не рискнет), поскольку будет совершенно искренне полагать, что все, что он делает, делается абсолютно всерьез.

Важно и еще одно: процессом нельзя быть неудовлетворенным. Неудовлетворительным может быть только результат. Если некая деятельность, ориентированная на процесс, человека не удовлетворяет, он ее просто прекращает либо изменяет. Продолжать не удовлетворяющую деятельность можно лишь в том случае, когда человек рассчитывает когда-то в будущем получить какой-то результат, отличный от того, что происходит в этом процессе здесь и сейчас – то есть если эта самая деятельность ориентирована все же не на процесс, а на результат.

С этим положением связан и еще один очень значимый вывод. Когда взрослый человек играет, — как мы уже выяснили выше, — он автоматически попадает в детство. Причем в таком случае и речи нет о возрастной регрессии, поскольку и в детстве он оказывается совершенно сознательно. Не имеет никакого значения, что лично он вкладывает в само понятие «детство», но это – абсолютно ресурсная зона. Ребенок по определению имеет право не знать, не понимать и ошибаться. Если взрослый человек стал на время ребенком – все это время он тоже имеет полное право не знать, ошибаться, делать глупости и т.д. Это и есть его ресурс, то есть бескрайнее поле новых возможностей. Человек как бы включает в себе некоего «дурака» — естественно, архетипического, а не клинического, — который, собственно говоря, и отвечает за его творческое начало.

оционального выгорания, а тому, который «работает», этот синдром грозит.

Искусство как таковое терапевтично по своему замыслу. Видимо, оно и возникло как специфическое терапевтическое воздействие, а затем, значительно позже, стало отдаляться от своих основ. Тогда люди и начали разделяться на «изготовителей» и «потребителей» искусства.

. Давным-давно, в незапамятные времена, когда жить было очень трудно и страшно, наверно, даже труднее и страшнее, чем теперь, самый первый актер (или художник, или танцор и т.д.) – который, разумеется, еще не являлся таковым по статусу, — бессознательно решил облегчить себе эту трудную и страшную жизнь, внеся туда то, что мы впоследствии стали называть игрой. Когда я не живу, а в эту непереносимую и ужасную жизнь играю – становится немного легче. Скорее всего, первое театральное действие возникло с перепугу – как, возможно, и многое другое в истории человеческой культуры. Ведь изначально профессионального театра, конечно же, не было – были совместные «площадные» действия, дававшие возможность совместного отреагирования каких-то страхов. То, что угрожало жизни людей, было столь непонятно, велико и неодолимо, что справиться с ним реально им возможным не представлялось. Вот тогда-то люди и обнаружили, что последняя возможность остается всегда – то, что я не способен победить, я могу высмеять. А уж то, что я высмеиваю, становится глупым, нелепым и вообще – не таким уж и страшным. То, что возможно высмеять – заведомо меньше высмеивающего. То, что меньше – вряд ли слишком страшно или опасно. Во всех культурах существовали традиции оскорбления и высмеивания противника перед поединком. Точно так же во всех культурах складывались традиции и специальные обряды, высмеивающие смерть. Люди играли в смерть, высмеивая самый великий ужас, который только существует на свете. Люди делали чучела, изображающие смерть, и с упоением их хоронили, сжигали и вообще подвергали всяческим унизительным процедурам. Такой механизм принижения, «опускания» угрозы, страха, опасности (по словам М.Бахтина – «травестирование») срабатывал тогда, когда не помогало ничто другое. С этой точки зрения искусство изначально и возникло как стихийная, примитивная психотерапия.

Весьма вероятно, что в иных видах искусства в несколько видоизмененном виде действовал тот же механизм. Человек боялся идти охотиться на медведя – а как же не бояться, коли он вдвое больше и впятеро сильнее? – и рисовал медведя маленьким, смешным, сочинял про него сказки, в которых медведь оказывался глупым, неповоротливым, непонятливым… Чего такого маленького да глупого бояться?

Можно предположить и дальше – это будет совсем близко к арттерапии: человек не понимал, кто им управляет и что им движет, и делал маленькую куклу. И получалось: некто несоизмеримо большой и могущественный, кого я не могу увидеть, играет мной, зато я играю куклой. Может быть, мне станет полегче, может, чуть менее страшно. А может, я даже кое-что пойму из того, что со мной происходит. Я посмотрю на жизнь со стороны, как взрослый, сильный и могущественный. Я могу научиться управлять собой, поняв, что управляет мной самим. То есть человек, говоря современным языком, моделировал реальность, чтобы, познав ее, попытаться ответить на вопросы, которые оказывались просто невыносимыми. Каждый человек раньше или позже такие вопросы себе задает: «Я хочу понять, что и как движет мною, почему я делаю то, что мне не надо, кто или что ведет меня по жизни, когда я думаю, что иду сам…» Кстати, разве не на эти же вопросы искусство пытается отвечать уже многие тысячи лет?

И с целостностью у искусства весьма специфические отношения, кстати, весьма далекие от психотерапевтических. Искусство вообще не интересуется вопросом, что является целостностью и чем является целостность. Художник рисует (поет, танцует, рассказывает) одну из частей любой целостности таким образом, что само изображение этой части делается как бы отдельной целостностью, получает собственную отдельную жизнь. Произведение искусства само по себе целое, и художнику не важны взаимоотношения его произведения с прототипом.

Кстати, в древности употреблялось слово «исцеление», это уже потом оно как-то потерялось, и вместо него возникло слово «излечение». Когда человеку требуется исцеление, значит, он из некой целостности ушел и его нужно туда возвратить, а перед этим, естественно, понять, какова она была, эта целостность. Это психотерапевтическая парадигма. В медицинской парадигме мы говорим об излечении, а значит, человек болен, и его необходимо лечить, то есть избавить от При этом, конечно, подразумевается, что та норма — здоровье, — в которую заболевшего человека нужно возвратить, очевидна сама по себе, и любое отклонение от нее как раз и является болезнью.

Я»). И для обозначения такого сложного образа появилась Тень как архетип, поскольку именно она одновременно является и «Я», и «не Я». При этом в искусстве в этот период возникло такое понятие, как «маска», когда обрядовое действо, царствовавшее в ту пору в искусстве, разделилось на дав разных направления, одно из которых использовало куклу, а другое – маску.

Искусство, вообще говоря, и родилось за тем, чтобы помочь человеку понять, что же такое «не Я». Крайне интересно было бы понять, например: а почему художники рисуют автопортреты? Думать, что все они делают это только из тщеславия, в надежде себя увековечить, было бы очень примитивно. За этим, скорее всего, стоит то же желание отстраниться, выйти в диссоциированное состояние этакого странного загадочного человека со стороны. То есть искусство в этот момент для художника, создающего автопортрет, существует как путь исследования себя, причем наиболее эффективным для данного человека способом. Раз уж его Бог наградил таким талантом, то грех его не использовать. Ведь любое искусство дает художнику возможность что-то из себя вынимать, овеществлять. Человек не может без зеркала увидеть свое лицо. Руки-ноги может увидеть, а вот свое лицо – никак. Он может у других людей спрашивать, как он выглядит, при этом смутно догадываясь, что каждый дает свою версию, и свое настоящее лицо он так никогда и не увидит.

Следовательно, из всего вышесказанного вытекает основное для нас положение, что искусство психотерапевтично по своей природе и сущности, коль скоро уж оно занимается проблемами приспособления «Я» к окружающей это «Я» реальности, смысла существования этого «Я» — словом, внутренним бытием человека.

Тогда арттерапия должна с необходимостью обладать специфическими особенностями. Мы обнаружили таковых три — метафоричность, триадичность и ресурсность.

Специфические особенности арттерапии

.

достаточно убить героя или подвести его к смерти на любое представляющее интерес расстояние.

Именно метафоричность – то есть способность с той или иной целью перенести любой смысл, чувство, признак с одного предмета на другой – дает читателю или зрителю абсолютную внутреннюю свободу по отношению к произведению искусства. Любая метафора содержит множество смыслов, и есть возможность самому выбрать тот, который представляется наиболее значимым. Произведение искусства обладает целым метафорическим полем. Человек, который в этом поле оказывается, просто пробует узнать, как странствовали по этому полю другие и как они оттуда выкарабкивались.

чистая психология). Первое – плохо, к тому же лечится с трудом, второе – прекрасно и необходимо. Ведь мы можем быть очень разными, и на самом деле каждого из нас много. Такое утверждение, пожалуй, ближе всего к понятию «субличность» в психосинтезе. И вот эта пресловутая множественность личности и есть тот самый креативный и адаптивный механизм в жизни человека, который дает нам возможность играть (обратите внимание!) множество ролей одновременно, не путаясь, сохраняя себя настоящего и приспосабливаясь к любым изменениям условий. А возможность выращивать в себе необходимую множественность личности нам как раз и дает присущая искусству метафоричность.

. Какое слово антонимично понятию «метафора»? Можно попробовать поискать, и, не найдя, всерьез задуматься над вопросом: а откуда мы тогда взяли, что таковое явление — «неметафора» — существует?

— также имеют результатом некие метафоры. Всякое поведенческое проявление любого человека — также лишь метафора, метафора его отношения к тем или иным внешним событиям. Ласка матери для нас имеет значение лишь постольку, поскольку она является метафорой ее любви. Чей-то удар по нашему лицу — лишь метафора гнева, отвращения, страха, злобы ударившего. Любое чувство, согласно основным положениям З. Фрейда, также есть трансфер, то есть перенос.

причем именно в том сложном соотношении и взаимодействии, в каком все это пребывает в самом человеке.

Разнообразие психотерапевтических технологий основано на том допущении, что человек суть нечто цельное, и проблема, существующая у него, существует одновременно во всех его проявлениях, и нет принципиального различия, каким путем идти к этой проблеме — через когнитивную сферу, через эмоциональную или через проявления тела. То есть в конечном итоге все направления в психотерапии основываются все на том же: все в человеке есть метафора всего в нем же. Но если уж неважно, каким путем идти к сути проблемы, то, может быть, и необходимые изменения возможно совершить в метафорическом плане? Если в каждом проявлении человека содержится вся его «проблемная» личностная структура, то не удастся ли нам, устойчиво изменив хотя бы одно из этих проявлений, воздействовать на всю структуру? В таком случае изменения, которые клиент вносит в подобный образ «Я», получают некое воплощение и в его личности.

но на степень эффективности повлияет не только осознанность каждого из полученных уроков, но и различный уровень готовности к восприятию различных содержаний, и частота получения аналогичных уроков, и личностные особенности человека.

арттерапии. Второе – хотя, скорее всего, именно оно является главным – отличие арттерапии оказывается и ее основным, совершенно исключительным преимуществом перед всеми прочими психотерапевтическими направлениями. Только арттерапия позволяет заменить привычную диаду «терапевт – пациент» («консультант – клиент») на триаду «терапевт – произведение искусства – пациент», то есть сделать психотерапевтический альянс психотерапевтическим треугольником. Впрочем, на самом деле фигура взаимодействия оказывается еще более сложной, поскольку и психотерапевтический альянс, не включающий в себя конкретное произведение клиента, не теряет своей значимости.

Клиенту такое положение вещей дает большую свободу от личности терапевта, но главное состоит в том, что соблюдается принцип диссоциированности клиента с проблемой: когда нечто находится вне меня, это уже не совсем я, и я, очевидно, могу с этим что-то сделать.

Работа в таком режиме дает возможность не преодолевать сопротивление, а напрямую использовать его, наглядно показывая возможность изменений (очень часто этого вообще не приходится делать, так как для клиента такая возможность быстро становится самоочевидным фактом). При этом и клиент, и терапевт достаточно хорошо защищены: они ведь работают с рисунком, а не со страхом, с куклой, а не со смыслом жизни и т.п.

, прикасаясь к которому, они могут вообще о чем-то говорить.

второй – законом соприкосновения или заражения.

м он сталкивается.

усвоен — исключительно полезное изобретение человечества. Расход сил и времени сокращается на много порядков, хотя по сути своей такая экономия основана на ложной предпосылке. И состоит эта ложная предпосылка в том, что в жизни существуют абсолютно одинаковые предметы, явления и ситуации. На этом основании возникают стереотипные реакции, стратегии.

еловек существует в том самом «здесь и теперь», которое и есть решающее — если не единственное – условие внутреннего покоя и удовлетворенности.

неизменными. Однако стоит только ситуации измениться, стереотип из полезного и адаптивного становится вредным и дезадаптивным, и мы начинаем называть его стереотипом с совершенно иной интонацией.

– обычно люди очень не любят подобных обвинений, — что делает отказ от стереотипов не только нежелательным, но и невозможным.

в-третьих, уметь произвольно любую из них задействовать.

Если с этой точки зрения посмотреть на арттерапию, то оказывается, что сами способы взаимодействия, которые она предлагает клиенту как терапевтические, практически не имеют аналогов в его обыденном существовании и посему неизбежно вынуждают его именно к исследовательской активности. А если при этом учесть все, что было сказано о работе с метафорами в арттерапии, то мы придем к выводу, что независимо от того, что конкретно происходит в терапевтическом процессе, клиент получает сразу несколько исключительно конструктивных уроков.

Урок первый, следующий из работы с внешним образом оформленной метафорой заявленной проблемы: «Моя проблема отделима от меня. Я не есть моя проблема».

Урок второй, вытекающий из предлагаемых клиенту незнакомых способов взаимодействия (с терапевтом или с проблемой): «Для решения моей проблемы я могу прибегнуть к совершенно новым способам действия».

.

ее можно использовать не только в работе с арттерапевтом. И творческость становится инструментом, который подходит ко многим случаям жизни.

С точки зрения психотерапии важно, что клиент, оказавшись успешным в творчестве, получил к нему непосредственный доступ.

Итак, мы рассмотрели предпосылки и специфические особенности арттерапии как самостоятельного направления. Теперь хотелось бы очень кратко остановиться на истории развития арттерапии и основных видах современной арттерапии.

 

выводы о том, что такое человек.

   (К.Лихтенберг)

   Творить — это значит убивать смерть.

   (Р.Роллан)

   Душа не может думать, не рисуя.

   (Аристотель)

 

го столетия. Авторами термина «арттерапия» считают английского исследователя Адриана Хилла (с исследований которого началась история развития и становления Британской школы арттерапии, одной из сильнейших на сегодняшний день), основоположника психодрамы Якоба Морено (ему принадлежит первый в мире журнал арттерапии и идея создания арттерапевтической ассоциации, существующей до сих пор). Нет, как мы видим, даже единого названия для направления. В настоящее время чаще принято под понятием творческой терапии иметь в виду такие методы, как танцевальная терапия, музыкотерапия, библиотерапия, театротерапия, или драматерапия (не путать с психодрамой), ландшафтотерапия, эстетотерапия и многое другое. А под термином арттерапия (нем. гештальтунксттерапия) чаще всего понимается терапия живописью (рисунком).

несомненно, содержатся в работе с мандалами, в различных вариантах цветолечения и т.п.

Исследования привлекли внимание многих специалистов и продолжают привлекать до сих пор. Так, исследованиями творчества душевнобольных и его влияния на течение заболевания проводили Ламброзо, Марсель Фонтэ, Данта, Веншон и многие другие крупные психиатры.

Уже тогда Карпов пытался использовать рисование как средство лечения психических заболеваний. Естественно, что, в первую очередь врачей интересовали возможности рисунка как некоторого диагностического средства.

   С другой стороны к проблемам творчества двигались психологи, изучая творчество как некоторый феномен человеческой жизни (здесь просто пришлось бы перечислять все известные фамилии). Что такое творчество и творческий процесс, соотношение творчества ребенка и взрослого, его место в развитии индивида, особенности различных видов творческой деятельности, состояния экстаза и озарения и многое другое — вот очень неполный перечень вопросов, интересовавших психологов от Фрейда до наших дней.

Хокусаи и др.

   Только в самое последнее время эти три основных направления стали пересекаться. Так что есть надежда, что арттерапия (или, как в данном случае, изотерапия) скоро сформируется как самостоятельное терапевтическое направление.

содержание, совпадает только объект исследований, а язык, модели мира, внутренняя логика, цели и задачи весьма различны, что порождает постоянное взаимонепонимание.

   Психологов интересуют такие проблемы, как норма и патология, сознательное и бессознательное, интуиция, эмоции, интеллект, развитие личности, воля, возрастные особенности, функции в развитии и пр.

ские исследования, непосредственно связанные с проблемами “патологического творчества”, но пока их вклад слишком мал, чтобы можно было делать выводы.

тельными и технологическими особенностями творческой продукции художников, в том числе и творчества душевнобольных.

для изучения, эмпирики (во всех направлениях).

   Основные проблемы, которые возникали при изучении и зарождении арттерапии, можно было бы обозначить как следующие:

1. Является ли творчество больных искусством?

еномен особой категории (так как мотив изобразительной экспрессии лежит вне искусства). Во-вторых, целью здесь является не создание произведения, а процесс. В-третьих, что такое собственно творчество пока никто еще четко не определил (если это вообще возможно).

2. Почему душевнобольные вообще начинают рисовать?

асть из которых находит и нейрофизиологическое подтверждение, хотя это пока не теория в научном смысле.

?

творчество заключенных и знаменитое рисование платков. Как видим, вопросов пока больше, чем ответов. Какие же существуют версии на этот счет?

населенный “другими”.

тогда поиск утерянного происходит через регрессию. Метафора: Вы забыли, зачем пришли. Тогда Вы возвращаетесь туда, откуда пришли, чтобы вспомнить.

так называемых “детских” рисунков. Это “прозрачные” рисунки (например, дом, через стены которого все видно, или сумка, в которой нарисовано ее содержимое и т.п.), всевозможные нарушения перспективы, планов и пр. При утерянных логических структурах происходит возврат в тот возраст, когда эти структуры формировались, и через ассоциативные связи устанавливаются новые (неиспользованные, запасные, ресурсные? ) логические структуры, связывающие человека с окружающим миром. К подобным примерам относятся «прозрачные рисунки» (дом, в доме комната, в комнате шкаф, в шкафу пальто, в кармане кошелек – и все на одном рисунке), рисунки с нарушением перспективы (вспомним иконопись) и размеров в соотношении (человек больше дома) и т.п.

Следовательно, сублимация, помимо защитной функции, способна выполнять и другие, как то:

1. Более полная реализация внутренних сил и возможностей.

2. Интеграция личности и более глубокое понимание жизни и себя.

3. Создание внутренней гармонии и самопринятия.

4. Создание внешней гармонии личности с обществом.

Отсюда следует достаточно распространенное заключение о том, что “личность, лишенная сильно выраженного комплекса неполноценности (как недовольство своими достижениями), вряд ли способна к творчеству.”

. Тем не менее, традиционно арттерапия базируется на четырех базовых психотерапевтических концепциях.

хотя коррекция идет без выведения на уровень осознания. Во всех перечисленных вариантах техник рисунок существует как вспомогательное средство для осознания вытесненного материала, как подспорье для психоанализа.

речи. Следовательно, на символическом уровне возможно восстановление (воссоздание, сотворение) новой символической системы, т.е. модели мира пациента. Суть: каждый человек способен выражать свои внутренние конфликты в визуальных формах. Так он получает доступ к глубинным мыслям и чувствам, вытесненным в бессознательное. Широко используется динамически ориентированными арттерапевтами техника, когда пациент рисует свое внутреннее состояние в данный момент и дает название картине (не состоянию!). Это же делает одновременно и терапевт. Затем рисунки сравниваются, пациент описывает разницу, дает ассоциации на свой рисунок и рисунок терапевта. Таким образом строится терапевтический диалог.

как следующие (Шарлотта Бюлер):

целое.

смерти).

человеческого существования (они создают значение и смысл).   

креативном достижении.

интегрировать эти базовые потребности в модель, которая характеризуется как идентичность данной личности.

души.

   7. Вина и тревожность не являются исключительным результатом “происков” суперэго, но часто являются следствием неудачи в утилизации собственного креативного потенциала или неудачи в создании осмысленного стиля жизни.

стабильное в течение всей жизни стремление к реинтеграции и соединению полярных тенденций.

Ключевые понятия гуманистической психологии (см. А. Маслоу, А.Гольдштейн, К.Роджерс, Дж. Рин и др.): потребность в самореализации (по Маслоу — это источник любой деятельности), целостность, уникальность, процесс личностного роста.

В целом гуманистический подход в арттерапии базируется на трех философских предположениях:

Не бывает людей “умственно больных”, бывают люди, столкнувшиеся со специфическими проблемами. Отсюда помощь — усиление желания жить, развитие способности находить смысл и делать жизненный стиль максимально креативным.

3. Результаты самоактуализации стерильны до тех пор, пока личность не будет в состоянии сформулировать собственные трансцендентные цели, которые и делают жизнь духовной.

цели необходимо уточнить глобальные цели индивида. Отсюда возникают

гуманистической арттерапии — расширение горизонтов личности:

— поддержка (развитие) целостности жизни,

— достижение подлинной индивидуальности,

— движение от автономности к близости в межличностных связях,

— формулирование базовых жизненных целей,

— выработка подлинных перспектив в жизненном кругу,

жизненных кризисов (например, понятие “конструктивного одиночества”),

— использование эмпатии и интуиции в развитии более глубоких уровней символической коммуникации.

разные направления, и второе “делает” первое возможным.

существуют определенные этапы их развития (см. Л.Уилсон):

   1. Предперцепция (уровень ощущений, нейро-психологический феномен).

животными).

и концептуализация.

органические поражения мозга. Мы можем рассмотреть патологию символического процесса на этих трех вариантах.

ить образ, а следовательно, “съехать” с этой жесткой фиксации.

людей).

аракуль, больной может через регресс восстановить утраченную функцию, или построить ее на новом основании.

частности предусматривают возможность “саногенной рефлексии” на различных уровнях сознания (в зависимости от того, на каком уровне нарушен символический процесс).

становлении сознания индивида.

Очевидно, что на данном уровне развития сознания не может быть экзистенциальных проблем и вытекающих из них кризисов (если я есть часть рода, как палец есть часть тела, то моя конечность не есть конечность всего рода, как потеря пальца не есть смерть всего тела).

как выделение себя из некоторой массы. (Сравните русское понятие парсуна — портрет). И сразу же появляется вся сложность, связанная с отделением, сепарацией от чего-то большого и бесконечно живущего, вечного. На этом уровне развития сознания происходит процесс индивидуации, выделения, отделения. Это и есть этап становления взрослой социальной личности. Согласно Юнгу, на этом этапе развития находится подавляющее большинство человечества вообще.

Китай и многие другие культуры) до испытаний одиночеством Христа и Будды.

Говоря об этих уровнях развития сознания, необходимо все время помнить, что они (уровни) свойственны как индивиду, так и виду, как личности, так и группе.

Переход с одного уровня на другой является процессом индивидуации, в результате появляется целостная, интегрированная, социально адаптированная личность. Каждый переход сопровождается кризисным состоянием.

Сходную схему развития уровней сознания предлагает Кен Уилбер. В его классификации пять уровней, полностью соответствующих концепции К.Юнга.

Ассаджиоли, это низший уровень личностного психосинтеза, связанный прежде всего с узнаванием себя. Согласно концепции В. Козлова, это исключительно идентификация себя, своего Я с Я-материальным и отрицание существования Я-духовного примитивным принятием очень поверхностного Я-социального. Соответствующая психотерапия — обычное консультирование, поддерживающая терапия. Для «внутреннего роста» пациента, т.е. для перехода на уровень Эго используются: психоанализ, психодрама, транзактный анализ.

). Задача психотерапии на этом уровне — воссоединить психику и соматику для создания целостного организма. Соответствующая психотерапия — биоэнергетика, роджерианская терапия, гештальттерапия. Это самый длительный в жизни человека период, период наиболее ярко выраженной индивидуации, связанный с принятием своей Тени, период расширения сознания за пределы среднего бесознательного и отработка навыков самоуправления, период формирования Я-духовного, период формирования высших потребностей.

, логотерапию.

— только здесь. Используются такие направления психотерапии, как аналитическая психология Юнга, психосинтез, гуманистическая терапия Маслоу, трансперсональная психотерапия.

ознание единства). На этом уровне человек идентифицирует себя со вселенной, универсумом. Для подготовки перехода на этот уровень используются такие системы, как индуизм, буддизм, даосизм, эзотерические учения. Во всех культурах всегда существовали герметические священные традиции работы с сознанием для перехода личности на более интегрированный уровень (дзен-буддизм, суфизм, исихазм, философия древних катаров и современных розенкрейцеров, древнеегипетская герметическая работа с картами Таро и др.).

.

п.). На каждом новом уровне внутреннего развития решается своя психологическая задача. Не решение этой задачи ведет к стагнации, личность перестает развиваться, формируется невротическая личность.

Каждый переход сопровождается внутренним экзистенциальным кризисом, который есть признак развития личности.

В настоящее время, безусловно, можно выделить как самостоятельный «вид» трансперсональную арттерапию, имеющую свои концептуальные положения.

5.Трансперсональная арттерапия. Основными положениями этой школы в целом являются следующие:

в каждом человеке существует некое духовное начало («духовное Я»),

это духовное начало связано с коллективным бессознательным (как бесконечный ресурс развития, восстановления целостности).

развивающаяся личность есть личность целостная, интегрированная на всех уровнях,

доступ к глубинным слоям бессознательного необходим в случаях экстраординарных (тяжелая болезнь, кризис, травма, потеря и т.п.),

подобный доступ возможен только при условии снятия контроля сознания,

контроль сознания возможен при использовании измененных состояний сознания.

в измененных состояниях сознания возможны трансперсональные переживания (пиковые переживания по А. Маслоу), которые позволяют личности получить доступ к материалу, отсутствующему в опыте данной личности,

психологический материал, полученный в подобных переживаниях, в обязательном порядке подлежит возможному осознаванию. В противном случае он может стать разрушающем для личности.

подобные переживания возможны для любого человека, но человек должен быть психологически «готов» к восприятию столь глубинных уровней психики.

ному бессознательному и к трансперсональным ресурсам. Так, например, одной из техник доступа к глубинным слоям личностного бессознательного и к коллективному бессознательному являются мандалы, ведомое рисование, архаичные танцы и ритуалы, медитативное рисование, сказкотерапия и пр.

Направления (виды) арттерапии

На сегодняшний день самыми распространенными направлениями являются следующие.

)

   

)

Условно можно выделить две школы: «американскую» (использование музыки как мощнейшего катализатора эмоционального состояния, при этом музыка является лишь подспорьем) и «шведскую» (прямое прописывание определенной музыки как лекарственного средства, при этом музыка является главенствующей).    

Танцевальная терапия (dance therapy)

психотерапевтическое направление. Столь же часто танцевальную терапию относят к телесноориентированной. Но суть не меняется, это столь же древний метод исцеления, как и музыка. Танце-двигательная терапия, ТДТ, как это направление называется в России, является методом психотерапии, который использует в качестве инструмента выразительное движение и танец.

emotion. Следовательно, танец есть внешнее проявление внутреннего состояния вплоть до самых глубинных слоев, естественный способ выразить невыразимое. Тело человека создано для движения, которое естественно, как дыхание, так как в природе все совершает движения. Движение дает нам энергию, позволяет выйти за пределы обыденного восприятия, движение уравновешивает, исцеляет, порождает психическую энергию, необходимую во всех жизненных ситуациях вплоть до смерти. Ритуальный танец существовал всегда и во всех культурах, являясь неотъемлемой частью этой культуры.

являлся способом пробуждения необходимой энергии, ее стимулирования и направления как во внешний мир, например, боевые танцы и т.п., так во внутренний, к более глубоким уровням сознания.

Танцевальные движения использовались и используются во всех без исключения боевых искусствах, которые, собственно, и произошли из танцев. Это древнекитайская система исцеления и совершенствования Цигун и произошедшие от цигун практически все боевые искусства Востока: айкидо, кунфу, каты в карате и пр.

В Древней Индии танец был и остается способом общения, а танцовщицы, специально обученные священным танцам, считаются женами богов.

Танец как способ совершенствования и исцеления был чрезвычайно развит в Ассирии, Вавилоне, Древнем Египте. Так, влияние ритуальных древнеегипетских танцев распространилось на весь мир. Например, кадизская школа священного танца в Испании является продолжателем древнеегипетской культуры ритуального танца.

импровизационности, снятия разнообразных телесных и психологических блоков (их же невозможно отделить друг от друга, как невозможно отделить тело от души).

Каждый танцевальный жест и движение несут в себе символический смысл. Чем больше вкладывается смысла, тем большее количество энергии символа освобождается. Таким образом, танец помогает раздвинуть границы сознания, расширить сознание индивида и социума. В чем психологический смысл движений в танце?

1. Определенные движения и позы стимулируют телесную энергию, зажатую, например, в блоке.

2. Движения и позы танца позволяют телом выразить то, что практически невозможно выразить словами.

3. Танцевальные движения дают возможность проникнуть в глубинные слои бессознательного много эффективнее, чем традиционные медитативные техники.

4. Специфические движения танца помогают сосредоточиться, уйти внутрь себя.

5. Танец способствует взаимодействию полушарий, соединяя рациональное и иррациональное, таким образом рождая креативное мышление

6. ЦНС и мышечная система преобразуют музыкальные ритмы в формы движения, что расширяет традиционное восприятие мира.

танец помогает самосовершенствованию, так как человек может пробудить низшие эмоции и энергии и высвободить их через танец, то есть обрести контроль над ними.

ования тела не как инструмента, а как равноправного участника жизни в триаде «разум, душа, тело».

Драматерапия (Dramatherapy)

тличие от психодрамы заключается в том, что в драматерапии нет протогониста и не драматизируется ничья проблема, а следовательно – это не больно. Метод не прост, требует (впрочем, как все остальные виды арттерапии) специальной подготовки терапевта и необходимо включает и музыку, и танец, и грим, и рисование, и сочинительство, и многое другое. В настоящее время существует много видов драматерапии (собственно драматизации, терапевтический театр, драматерапевтические группы поддержки, драматизация сновидений, средневековый театр и комедия дель арте и т.п.). Драматерапия является прекрасным методом работы с группой. При использовании драматерапии происходит (помимо развития креативности, как во всей арттерапии) расширение сознания, расширение диапазона поведенческих стратегий, отработка новых, более креативных способов взаимодействия с миром и с другими и многое другое (Jennings S., Cattanach F., Grainger R., Meldrum B., Boal A., Белякова Е., Гнездилов А., Назлоян Г. и др.).

Сказкотерапия

сочинение сказок (библиотерапия), медитативные сказки, драматерапия сказки, рисование сказки, сказочное путешествие, куклы.

сказкотерапия является наиболее интегральным методом арттерапии, естественно включая практически все другие направления – рисунок и живопись, драматизация, музыка, танец, библиотерапия, грим, куклы и пр. (Фон Франц М., Зинкевич Т., Гнездилов А.)

)

автор. Сюда же относится и автобиографический метод, и сочинение драматических произведений, и стихосложение, ведение дневников, написание писем (хотя эпистолярный жанр в наше время явно вырождается) и многое другое. Надо отметить, что библиотерапия имеет целый ряд противопоказаний (в отличие, например, от музыки, танца, рисования) и достаточно сложна для терапевта. Зато библиотерапия дает просто невероятное количество диагностического материала.

Этнотерапия

   

самопознание (когнитивный аспект, осознание своих смыслов, ценностей) и 3) саморазвитие (духовный аспект, принятие своей значимости, уникальности, своего смысла жизни). Базируется на основных положениях А.Адлера. Ключевые понятия: “культурно-общественное пространство”, “ведущие идеи пациента”, осознание собственной ценности.

креативности. Гештальтункстерапию можно отнести к психодинамическому направлению арттерапии.

Основные функции арттерапии

пока только выделить некоторые общие особенности рисунка при шизофрении, маниакально-депрессивном психозе, депрессиях различной этиологии и т.п. Наиболее интересны в этом отношении исследования Вачнадзе (см. литературу). В очень сжатом виде можно описать характеристики рисунка при определенных заболеваниях.

Характерные особенности рисунка при шизофрении

1. Смесь рисунка с написанием.

2. Предпочтение графики как формы выражения (карандаш, тушь, перо). Линия тонкая, аккуратная, изящная.

3. Явное предпочтение формы, а не цвета.

вычурным.

пр.).

орнаментов, арабесок в рисунке).

т.п.).

8. Частое рисование неуместных по содержанию глаз.   

можно увидеть в творчестве таких художников, как И.Босх,

Характеристика рисунка при эпилепсии

тонкое).    

красным).

рваные.

5.Частое рисование “аур” (людей, предметов, животных).

кем-нибудь).

собственно исЦЕЛение личности с помощью искусства, возвращение личности к психологической ЦЕЛостности.

? В арттерапии чаще всего не представляется возможным разделить диагностическую и терапевтическую цели, так как практически всегда обе функции выступают параллельно.

Данная обучающая программа ни в коей мере не претендует на целостное научение арттерапии. Основная цель – ознакомление с современной арттерапией, направлениями и базовыми техниками.

?

?

ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РИСУНКА

В ГРУППОВОЙ РАБОТЕ

1. Рисунок по кругу (пастель, большой лист). Работа с групповой динамикой

2. Общий рисунок на заданную тему или свободную (пастель, большой лист). Работа с групповой интеграцией.

1. Диалог (пастель, цветные карандаши, лист А3). Работа с конфликтными ситуациями, уровнями взаимодействия, приписываниями в группе, групповыми ролями, стереотипами.

каким хочу быть, или другие варианты. Лист А4, пастель или цветные карандаши). Получение обратной связи от группы. Групповая динамика.

3. Портреты и автопортреты (пастель, лист А4). Знакомство, снятие напряжения, паттерны поведения, групповая динамика.

4. Общий портрет одного участника (пастель, большой лист).

5. Работа с масками (рисование, гипсовые, готовые и пр.).

и т.п.). Обратная связь, активное слушание, уровень взаимопонимания в группе.

9. Работа с гримом.

10. Каракули (вариант ведомого рисования с приписыванием образов).

11. Рисование стихов, музыки (пастель, акварель, использование черной и цветной бумаги). Сплочение группы, работа с эмпатией, сензитивностью.

12. Групповая мечта или фантазия (большой лист, акварель).

20. Рисование снов, фантазий, страхов.

23. Ассоциативное рисование.

24. Мое прошлое, настоящее, будущее.

25. Чего я опасаюсь в группе.

 

как уже говорилось, дает огромный диагностический материал.

? Возможно множество вариантов использования творческого сочинения. Например,

.

2. Стихосложение (использование размера без рифм, синквейн, рондо, лимерик, баллады, частушки, японские хокку и пр.).

3. Написание любого жанра литературного произведения по четким законам (сага, драматургическое произведение, новелла, детектив и т.п.).

4. Рассказ на заданную (выбранную) тему.

5. Автобиография в виде литературного произведения.

6. Автобиография вымышленного персонажа.

7. Чтение литературных произведений.

10. Сочинение сказки (индивидуальное и групповое).

12. Драматургия.

Пример возможной работы с хайку (хокку).

Первозданно – это стихотворение о природе, нерифмованное, состоящее из 17 слогов или звуковых единиц, японское «он» (5+7+5). Должно быть «сезонное слово» — кэйго, указывающее на время года.

это

? — способ остановить мгновение и почувствовать его красоту,

? — воссоединение со всем живым и неживым на Земле,

? — дверь в наше прошлое (возможность всегда вернуться в это мгновение),

? — классическое «здесь и сейчас» в действии,

? — способ вырваться из круга забот (мыслей, внутреннего диалога и пр.),

хайку всегда актуальны, конкретны и привязаны к настоящему моменту.

Что дают и изменяют в жизни человека хайку:

Умение жить здесь и сейчас, то есть быть осознанным и центрированным.

2. Когда заглушен постоянный внутренний голос, то возникает состояние равновесия – Сатори-состояние.

3. Умение не оценивать, а воспринимать все таким, какое оно есть.

4. Почтение к жизни во всех ее проявлениях.

Сатори-просветление.

6. Чувство простоты.

внимание сосредоточивается не на внутреннем, а на внешнем мире).

Правила написания хайку:

1. Указание на время года ( все хайку расписаны по 4 сезонам).

2. Настоящее время.

3. Фрагмент (более короткая часть стиха) и фраза (более длинная).

4. Фрагмент может быть первой строкой (порывы дождя – свет то сильнее, то слабее) или последней (кладбищенский забор не в силах сдержать напора – белые лилии).

5. Хайку – интерактивная поэзия (требует участия читателя).

6. Обязательное присутствие природы в любом ее виде.

запрещены тропы.

олицетворения неодушевленных вещей (река не может смеяться, дерево страдать и т.п.).

9. Нет рифмы (а значит, нет и завершенности, это выхваченное мгновение).

10. Частичный отказ от пунктуации.

11. Отказ от заглавных букв.

12. Минимум личных местоимений.

Главные правила написания хайку непрофессионалами:

1. Пишите в три строки без подсчета слогов (короткая – длинная – короткая).

2. Пишите фрагмент и фразу.

3. Ставьте фрагмент в начало или в конец.

4. Обязательно вводите элемент природы.

5. Пишите в настоящем времени.

6. Избегайте знаков препинания.

7. Избегайте рифм.

8. Избегайте заглавных букв.

небо, пустыня, пруд, зимний сад, жаркий полдень и т.п.).

В настоящее время существуют три основных направления библиотерапии:

Библиоведческое (использование чтения как отвлекающего фактора, что помогает легче переносить страдания и т.п.). Наиболее распространено среди психиатров и врачей.

в терапии неврозов, психических заболеваний, психосоматических расстройств).

Вспомогательное (в других психотерапевтических направлениях и методиках).

 

 

Основы цветотерапии

 

 

здоров ли ребенок или у него красное горло.

Факт эмоционального отношения людей к цветам настолько очевиден, что не нуждается в доказательствах, но и столь же загадочен. Человек различает цвета не только на основании их оттенков. Цвета бывают яркими или темными, “плотными” или “блеклыми”. В зависимости от этих характеристик цвета могут нравиться либо не нравиться, что доказывает связь этих характеристик с эмоциональным значением цвета. Наличие у цветов собственных значений подразумевает, что не все в конкретном оттенке доступно зрительному ощущению. В цвете есть нечто, адресованное не только “глазу”, но целостному человеку, субъекту.

— и его душевное состояние.

 

по Платону

 

«конь белый»

 

видимое и невидимое (темнота). А «видимое — это прежде всего цвет». Цвет, следовательно, то, что воспринимаемо, и в отношении чего «чувство не может ошибаться». Это значит, что цвета есть качества предметов наравне с другими. Свет же — не «тело», и противоположен тьме, являясь условием видения цветов.

Каждый цвет обладает определенными информационными свойствами, смысл которых чаще всего недоступен сознанию, тем более, что такие базовые цвета, как красный, синий, зеленый, желтый (хроматические) и белый, черный, серый (ахроматические) по сути своей являются архетипическими. Интересны исследования цветов Гете, Кандинским, Принцхорном.

Попытаемся рассмотреть цвета по следующим параметрам, собранным разными исследователями и по разным источникам (здесь могут быть расхождения, так как каждый цвет имеет сильную культуральную и временную нагрузку, как и все символы):

Бессознательное стремление.

Время.

Хроматический архетип.

Физиологическое воздействие.

Психологическая потребность.

Модель интеллекта.

Медицинские показания.

Чакра.

Ассоциации (исторические и др.), символы.

 

— Начать новую жизнь, принятие всего.

Прошлое.

Рационализм.

Смягчает воздействие других цветов.

Пустоты, одиночества, чистоты, ясности.

Материальное сознание (общемировое).

.

Сахасрара.

роза.

   Конфликтность, протест, агрессия.

Иррационализм.

Снижает частоту пульса и дыхания.

уход.

Женское бессознательное.

Общеукрепляющее (т.к. поглощает все цвета).

Траур (поздний символ), тьма и тайна, одежды монахов и магов, Черный человек, черная Кали, черная кошка, черные знамена, Ночь, Пропасть, уход.

Стабилизация, порядок.

Настоящее.

Хроматизм.

Подавляет все реакции.

отдыха.

Подсознание (общемировое).

Защита, повышение чувствительности.

Серость, Серый кардинал, середина, неразгаданность, туман, расслабленность.

 

— Возбуждение, преодоление.

.

Тотемизм.

Увеличивает частоту пульса и дыхания, повышает давление, увеличивает скорость реакции и мускульную силу (очень ).

   

Депрессии, заживление ран, экземы, нейродермиты, апатия, слабость, недостаточность иммунитета, анемии, боли в позвоночнике и мышцах, неврозы, психастения.

Муладхара.

Любовь, кровь, сердце, гнев, энергия, насилие, Красно солнышко, Красна девица, жертвенность, Красная роза, красный плащ Воина, страсть, опасность.

 

Розовый = красный + белый = духовная радость.

 

Стремление к переживаниям.

Вне линейного времени (кайрос).

Буддизм, даосизм.

повышает давление.

Принятие, спокойная уверенная радость, сила в себе, терпимость.

Бессознательное.

Депрессия, апатия, анемия, полнота, сексуальные расстройства.

Свадхистана.

очаг

 

горизонтов.

Вне времени (всегда).

Иудаизм.

Незначительно увеличивает частоту пульса и дыхания и повышает давление.

Радость, нежное возбуждение, снятие напряжения, освобождение, надежда, желание раскрыться.

Женское бессознательное в нормальных условиях и мужское бессознательное в экстремальных условиях.

Напряженность, депрессии, жизненные кризисы, беременные и дети.

Манипура.

Аура Будды, нимб Христа, Радость, Солнце, Ребенок.

 

Возрождение, потенциальная энергия, статика.

Всегда.

Ислам.

Незначительно снижает частоту пульса и дыхания, давление, скорость реакции и мускульную силу.

Самооценка, саморегуляция, самоуважение.

Мужское сознание в нормальных условиях и женское — в экстремальных.

Гипертония, синдром хронической усталости, боль, нарушения сна, истерия.

Анахата

Природа, Покой, Крест Христов, Изумрудные скрижали, Грааль, Рождение, Весна.

 

сверхчувственность.

Нет понятия времени.

Протестантизм.

скорость реакции, мускульную силу.

Уравновешенность, гармония внешнего и внутреннего, покой, мудрость.

Подсознание.

Любые состояние, требующие успокоения и расслабления.

Вишудха.

Небо, Амон, Зевс, Яхве, Кришна, плащ Одина и Девы Марии, Синяя птица, ночь, медитация, интуиция.

 

Фиолетовый = красный + синий = мужской путь + женский путь = возбуждение + успокоение = движение + статика.

Испытать влияние других на себе и самому влиять на других.

Нет понятия времени.

Католицизм.

Очень сильно снижает скорость реакции, на остальное не влияет.

Духовный рост, смирение, принятие, мудрость отстраненная.

Мужское подсознание в нормальных условиях и женское — в экстремальных.

Боль (как болеутоляющее), острые психотические состояния, обезболивание родов.

Аджна.

Духовное начало, сакральная тайна, покаяние, перстень кардинала (аметист), высшее знание вне разума, трансперсональное состояние

 

Значения цветов ( по всем возможным направлениям)

Красный

одновременно красный украшал и стены первых иудейских храмов, и одежды первосвященников, и одеяния воинов. Так, щит героев Израиля «красен, вои­ны его в одеждах багряных… в день приготовления к бою».

Тантризм же связывает энергетический центр красного цвета с усилением жизненной энергии и повышением иммунитета или выносливости. Красного цвета первая чакра, Муладхара, «отвечающая» за жизненную энергию человека вообще.

характеризуется экстремальное состояние женского интеллекта при месячных и родах. Не зря же в древних и пережиточных обществах красным цветом на­деляли шаманок в их экстремальных службах племени. И красным же цветом экстремумов смущения или стыда наделяется женщина, но не мужчина, кото­рый, как мы только что видели, и так красный.

что «была бы не прочь испытать некоторое возбуждение». Мужчины красный цвет считают любимым много чаще, чем женщины. Хотя он одинаково силь­но возбуждает оба пола. Возбуждение это сугубо мужское — физическое, мус­кульное.

По данным Э. де Боно, красный является очень эмоциональным цветом, так как символизирует гнев, ярость и внутреннее на­пряжение. Повышая уровень активности, красный заставляет больше внима­ния уделять и окружающему миру.

для вкусов молодых. Если до 20 лет он часто ставится на первое место, а к 30 годам — несколько реже, то к 60-ти красный уже стоит где-то в середине цвето­вого ряда предпочтений. Красный цвет помогает активно преодолевать жиз­ненные препятствия. Улучшает динамичность жизни, и даже предприимчивость.

Оранжевый

различных способностей, постоянно держит в тонусе; обладает всеми возможностями красного, но без агрессии. Его сила действует очень мягко. Воздействие, оказываемое им, является теплым, радостным и возбуждающим. Витальная сила красного позволяет оранжевому вытеснять все цвета. Этот цвет связана со стремлением к достижению самоутверждения. Оранжевый цвет — цвет теплоты, блаженства, накала, но в тоже время — мягкого блеска заходящего солнца.

Древние считали его цветом здоровья и творчества. Данный цвет лучше всего использовать в рекламе медикаментов, детских товаров, а также услуг в области здравоохранения и образования. Оранжевый цвет прибавляет активность, но при этом дает ощущение внутреннего равновесия и душевной гармонии.

поддерживает сексуальность, активизирует работу желез внутренней секреции. Оранжевый регулирует обменные процессы, лечит мочеполовую систему, улучшает кровообращение и цвет кожи, благотворно действует на пищеварение, обостряет аппетит и вызывает чувство эйфории. Он оказывает поддержку в случае тяжелой утраты или горя; вносит утраченное равновесие. В первый момент при утрате человек отвергает этот цвет, т.к. не может понять того, что случилось, считая это несправедливым.

ния служителей культа или монахов символизируют отречение и смирение во имя одновременного сочетания в себе функций также обоих полов.

В православии оранжевые цвета одеяний наряду с желтым (золотым) цветом олицетворяют славу, величие и достоин­ство, присвоены воскресным дням как дням Господа — Царя Славы.

Действие оранжевого цвета вызывает у нас некоторое возбуждение. Менее сильное, чем от красного, и потому более приятное. Создает ощущение благо­получия и веселья. Имеет сильное стимулирующее влияние на чувства.

дыха. При длительном восприятии оранжевого может появиться утомление, и даже головокружение. Легкое ускорение кровообращения практически не ска­зывается на давлении крови. Незначительно учащает пульс и дыхание.

— это активная интенсификация самораскрытия и установления контактов с окружающими, влечение к стихийным действиям, тяготение к нео­сознаваемым сладострастно-радостным впечатлениям.

в идеальном случае предполагает, прежде всего, единство мужского и женского восприятия. Оранжевый цвет и создает это единство.

сине-зеленые тона. При функциональном происхождении этих заболеваний, однако, может назначаться именно теплая гамма цветов. Это создает у пациента все условия для динамического перехода к активности параллельно с психо­терапевтическим курсом лечения.

красно-оранжевый цвет.

Желтый

от секса до каких-то философских и религиозных воззрений.

желтые тюльпаны — символы разлуки.

Стоит также упомянуть «желтую прессу» и «желтый дом».

и с одеждами Афины, и с ореолом Аполлона, и с аурой Будды, и с нимбом Христа.

Индуизм улавливает в этом цвете бессмертно-жизненную истину, наделяя им семя человеческое. В энергетическом центре желтого цвета тантризм ус­матривает увеличение жизненной силы и приобретение крепкого здоровья.

В католичестве светло-желтый цвет символизирует интуицию, интеллект и веру. А также истину, обретенную в откровении, и эмоциональную теплоту Солнца.

п. И жертвы инквизиции шли на костер в желтых одеждах.

«куриная слепота».

чиненного — левого. Так, лишь знатные персы и греки золотое колечко носили в правом ухе. В левом колечко носили исключительно рабы.

ленностью или с интеллектуальным оптимизмом. Кандинский усматривает в этом цвете стремление к человеку — стремление перешагнуть границы обособ­ленности каждого из нас.

ликами. Хотя здесь следует учесть и тот факт, что желтый принимает участие в развитии головокружений.

стекла на солнце. По этой методике лечатся хронические запоры и бронхит.

в самораскрытии интеллекта, и радо­стную бодрость при нежных возбуждениях.

успокаивает отдель­ные виды женских психоневрозов и препятствует колебаниям в состоянии здо­ровья. Пристрастие женщины к желтому цвету одежд часто говорит о само­влюбленности, о скрываемой чувственности и женственности.

ности в общении или в ожиданиях.

В хроматизме желтые тона сублимируют архетипы иудаизма и определен­ных индуистских верований.

Оттенки желтого

приводит Сергей Эйзенштейн относительно желтых тонов: желтый цвет — цвет обманутых мужей, желтый бал — бал рогоносцев, а выражение «женщина окрашивала его с ног до головы в желтый цвет» означает, что жена ему изменяла.

Или, как отмечал Гете, «незначительное и незаметное смещение превра­щает прекрасное впечатление огня и золота в гадливое, и цвет почета и благо­родства оборачивается в цвет позора, отвращения и неудовольствия». Итак, гряз­но-желтый цвет — знак позора, ненависти, безумия и болезни. Быть может, по­этому и Кандинский утверждал, что желтое есть типично земная краска, свя­занная с выражением безумия, с признаками слепого бешенства.

Зеленый

зеленый цвет как символ плодородия, как растение, пробивающее путь к свету сквозь толщу земли, символизирует создание ситуаций,

значит он хочет освободиться от напряжения, вызванного непризнанием. Потеря способности к сопротивлению, снижение уровня самоутверждения — все это приводит к тому, что он становится несостоятельным как личность.

ется цветом повелителя ада Люцифера (в дословном переводе с латинского «несущего свет»).

растение, пробивающее путь к свету сквозь толщу земли.

В Древнем Египте зеленый — строго канонизированный цвет Осириса («про­израстающего»).

рев… (Иер. 17,2)».

В Индии же считалось, что зеленый цвет укрепляет не только память, но и собственно знания. Конфуцианская традиция наделила зеленый цвет свойством гуманности.

дение в равновесие мужской и женской энергии. Преодоление препятствий и трудностей. Зеленого цвета четвертая чакра, Анахата, сердечная, «отвечающая» за глубинные истинные чувства человека: радость, печаль, смирение, принятие, понимание, любовь.

В католичестве зеленый символизирует рост духа святого в человеке, бессмер­тие духа и жизнь как триумф над смертью (весны над зимой). Этот цвет означа­ет также добрые дела, инициацию и надежду.

счетом и осознанием собственных действий.

выкания к зеленому число правильно решенных задач увеличивается на 10 % при сокращении числа ошибок на 20 %. Наблюдается небольшое замедление ре­акции «счет чисел», поскольку возникает определенная недооценка времени.

отдыха при нервной раздражительности, истерии или бессоннице. Принято считать, что зеленые стекла очков имеют уравновешивающий и успокаиваю­щий характер, поэтому могут быть рекомендованы при нервных срывах и пе­реутомлениях. Согласно Люшеру, зеленый может обладать характеристикой ограниченного самовыражения.

продолжительность саморегуляции и самооценок». Зеленый является хроматическим архетипом ислама.

Оттенки зеленого

рять свои свойства».

сти, и нежелание каких-либо внешних перемен, и убежденность в собственной полноценности, и недооценка жизненных сложностей, и многое другое. В об­щем, вполне человеческая противоречивость застойно интеллектуального воз­буждения. Как цвет внутреннего напряжения он выражает основной психоана­литический принцип «Я».

ствиями.

Голубой

сугубо эстетический (подсознательный) характер изображенных действ.

В католичестве голубой цвет посвящен Деве Марии как Царице Небесной. Он также символизирует небесную истину, вечность, веру и верность.

эзии и понимание сновидений. Яркая и светлая аура голубого цвета говорит о духовности и преданности.

голубой священный треугольник с оком Провидения появляется в ложах франкмасонов как знак этического при­общения к миру. Миролюбивые начала голубого цвета подчеркнуты в убран­стве лож и в одеяниях братьев иоанновского масонства.

чивается длительность выдыхания. Немного снижается частота и сила пульса, хотя иногда эта реакция после адаптации может стать и обратной.

В некоторых случаях более темные оттенки голубого психологи интерпретируют как жесткость и тяжесть упрям­ства, страдания от внезапной изоляции или закоренелой гордости.

Для нервных больных является более успокаивающим, чем зеленый. Голубые тона одежды нередко реко­мендуют при кожных заболеваниях, а также при воспалении печени.

Синий

ценности. В синий цвет одеты маги и волшебники.

чески во всех культурах приписывались женщинам, которые выделялись своей непохожестью.

Как отмечал Ф. М. Достоевский, надев синие очки, барышни немедленно стали иметь свои собственные убеждения.

ремальное состояние человека. Мы же говорим о нормальных условиях его существования. В каббалистике синие — цвета пощады и милости.

как бы удаляется от смотрящего на нее. Гете в «Учении о цвете» писал об этом так: «Насколько охотно мы следуем за удаляющимся от нас предме­том, настолько же охотно смотрим на синий цвет, потому что он влечет нас за собой…».

ственному. «Синяя птица» — поиск неведомого счастья. Счастья непознаваемости.

Синий снижает мускульное напряжение, при длительных физических работах отрицательно сказывается на производительности труда.

веческого рода, спокойствие интеллекта.

гармонии и пассивной чувствительности, к приятной связи и удовлетворению, как цвет душевного покоя связан с самоанализом. Низкий уровень тревожности синего цвета определяет и притязания на любовь со сто­роны некоего активного лица.

Среди пациентов, считающих синие цвета любимыми, часто встречаются тучные женщины. Широко известно, что темно-синие и черные тона зритель­но уменьшают объем фигуры.

ние не только нервной системе, но и больным глазам.

В хроматизме синий цвет проявляет архетипические черты протестантизма.

Фиолетовый

свой смысл в красном. Отсюда — завуалированное возбуждение. Его считают цветом беременных.

— цвет раскаяния. В перстне кардинала — фиолетовый аметист — символ воздержанности. Фиолетовый — тяжелый цвет. Его надо разбавлять золотом, иначе он может привести к депрессии. Не рекомендуется в работе с детьми.

рих Фрилинг связывал фиолетовый цвет с медитацией и оценочной силой, с помощью которых — на основе вещественно конкретного — можно понять внутренние причины бытия.

Древнем Китае вечернее небо характеризовалось мужским принципом и обозначалось фиолетовым цветом.

ниях с окружающими.

далины, и цвет, означающий священнические права и власть. Лиловые сутаны (цвет высшей мудрости) носят католические епископы. На Рождество и в Ве­ликий пост надевают фиолетовые митры кардиналы. Во время страстной неде­ли крест покрывают фиолетовым покрывалом.

века этот камень стал излюбленным атрибутом декадентствующих поэтов. Позже огромный аметист на груди носил Даниил Хармс.

Так, Гете называл фиолетовый цветом меланхолии и отжившей старости.

«Охлажденное си­ним красное в физическом и психическом смысле… звучит несколько болезнен­но», — писал Кандинский.

Интересно действие фиолетового на человека. С одной стороны, наблю­дается наибольшая из всех интровертных (холодных) цветов степень замед­ления дыхания. Уменьшается его глубина и увеличивается длительность вы­дыхания. Замедляется и слабеет пульс. Даже при кратковременном воздей­ствии фиолетовый понижает работоспособность более, чем полная темнота. Максимально замедляется реакция «счет чисел». Нередко оказывает подав­ляющее действие на интеллект. Заставляет падать духом, или вызывает деп­рессивно-меланхолическое состояние. С другой стороны, воздействие фио­летового на сердце, легкие и кровеносные сосуды увеличивает их органичес­кую выносливость.

В люшеровском подборе восьмицветового теста фиолетовый приобрета­ет оттенок пурпурного.

ствление с партнером как стремление к магически-эротическим действиям. В нормальных условиях жизни этот цвет предполагает следование обществен­ным нормам поведения. Наблюдается определенного рода консерватизм.

ствленным идеалом.

настаивали на большой внушаемости фиолетового цвета. «Неудивительно, что для искреннего признания преступников этот цвет служит так же, как и во вре­мена раннего католицизма при раскаянии и смирении грешников».

подсознательным кокетством и с неизменной склонностью к сознательному внушению.

Коричневый

нением повседневности. Вместе с тем индийские традиции (передавать в цвете свои эмоциональные состояния) наделяют эротическую настроенность и ко­ричневым цветом.

Указывает на эмоции, непосредственно связанные с физическим организмом. Если человек ощущает болезнь или физический дискомфорт, этот цвет психологически приобретает для него все большее и большее значение. Часто его предпочитают те, у кого нет своего домашнего очага, стабильного ощущения физической удовлетворенности и безопасности.

когда человек хочет найти свою индивидуальность, уйти от инстинктов тела, перестать от них зависеть.

А в христианской символике этот цвет обозначает даже духовную смерть.

С коричневым цветом поэзия ислама связывает функции гибели и распада. И хотя в Коране фигу­рирует выражение «коричневый сор», мы не найдем, наверное, ни одной мече­ти без деталей этого цвета на зеленовато-голубом поле куполов и украшений.

Как и красный или оранжевый, коричневый также является громким и шумным цветом. У эмпатиков отмечается его способность к укачиванию и уси­лению морской болезни.

Цветовая аналитика позволяет выявить в коричневом цвете инстинктив­ную чувственность или уход от интеллектуальных к сугубо телесным потреб­ностям. По мнению психологов, лица, предпочитающие коричневые тона одеж­ды, имеют весьма устойчивые взгляды на жизнь. То есть постоянны, умерен­ны, аккуратны. И обычно консервативны.

темно-коричневый и «женский» — розовато-оранжевый.

вать асоциальность и антиобщественное поведение.

Хроматическим архетипом тоталитаризма (любого вида) является именно коричневый сублимат — это главенство черного бессознания над оран­жевой «обезличенностью» мужского и женского бессознаний.

(путешествия и др.).

практика цветотерапии, коричневый цвет периодически необходим и лицам, желающим просто расслабиться, пожить в простом крестьянском доме, побро­дить по лесу, порыбачить, поохотиться и т. п. В общем, отдохнуть от достаточ­но навязчивых условностей цивилизации.

Белый

— это пакт перемирия с богами (лучше всего принести в жертву альбиноса — человека).

стерильность.

).

социальная сплоченность, сохранение традиций, всеобщая осведомленность и память. В обычных условиях существования племен белизна служила неиз­менным символом женских качеств.

накидка для молитв — чисто белого цвета. В «белый» пост надевают белые одежды и в молитвах просят, «чтобы наши грехи побелели». В праздник сбора винограда и танцев еврейские девушки наде­вают простые белые платья и танцуют при свете полной луны. Юноши стоят вокруг и выбирают себе невест. Полотняные белые платья снимают различия в имущественном положении.

енности при самопрозрении. И здесь же белый цвет наделяется свойствами благости, так как характеризует касту жрецов (брахманов), которые на протя­жении тысячелетий сохраняли неизменными традиции общества.

Буддистские вероучения наделяют белый цвет самообладанием и высшей духовной трансформацией через женственность мира: «Ведущая наружу за тьму оков незнания» «Мать всех Будд».

Конфуцианство в Китае канонизировало белый цвет как истину, долг и са­мопожертвование. И одновременно оставило в силе такие значения, как спра­ведливость и печаль (в трауре). Интересно, что в китайском театре (виртуаль­ная реальность, то есть экстремум бытия) маска белого цвета означала отри­цание прямодушия и искренности.

наделил белым цветом совестливую ее часть, которая чтит за­коны, традиции и нравы общества.

В христианстве белый цвет символизирует божественный свет Бога-Отца. За этим же цветом закреплен в канонах иконописи цвет Богоматери и Святых девственниц. В православии белый цвет церковных облачений используется в Рождество Христово, Преображение и Благовещение. В них же начинается Пасхальная утреня.

существования души. «Белое — венчальное, черное — печальное». Белый цвет означает здесь очищение души, принятие ею девственности, невинности и це­лостности. В католичестве священник надевает белые одеяния на все указан­ные службы, а также при конфирмации. Белый цвет здесь олицетворяет и свя­тых, не испытавших мучений.

В исламе белые цвета ничем не отличаются от других цветов в одежде свя­щенников и прихожан. Главное условие белизны (как и в иудаизме) — чистота одежды, а не ее окраска. Серов замечает, что на Востоке траурным цветом являлся и является не белый, как это иногда считают на Западе, а свет­ло-серый цвет чистого (неотбеленного) холста.

щественно те, кто хотел «выказать чистоту и неподкупность сердца». Белый флаг символизирует капитуляцию, перемирие, дружбу и добрую волю.

По мнению современных психологов, женщинам в белом свойственны бес­компромиссность, некоторая холодность сердца и отсутствие кокетства с муж­чинами.

(чистая доска), на которой еще предстоит написать нечто содержательное.

В хроматизме белый цвет является сублимированным архетипом рациона­лизма.

Черный

обозначает чувство неизвестности, загадочности, трудолюбия. Приношение черного животного — вызов дождя. Черные отметины на теле — болезнь.

ется с пустотой и горем, сексуальностью Черной Девы.

В геральдике черный означает благоразумие и мудрость. Черный — это аб­солютное поглощение всех цветов и «света» с его условностями, моралью и правопорядком. И по визуально-физическим свойствам черный цвет характе­ризуется такими значениями, как «темный, трудный, тяжелый, теплый, впиты­вающий, всасывающий, поглощающий». Об этом же говорят и устойчивые сло­восочетания типа «черная работа», «черный рынок», «черный юмор» и др.

Черный цвет сублимирует в себе хроматический архетип иррационализма.

Варианты работы с цветом

1. Рисунок одним цветом (цвет нравится, не нравится).

2. Рисунок двумя цветами (нравится и не нравится).

3. Рисунок по заданию состояния противоположным цветом (синий – печаль, рисунок синим цветом – «Радостное утро» и т.п.).

4. Цветовая палитра клиента (палитра земноводного – сине-зеленые и охра, акварель; палитра млекопитающего – яркие и чистые основные цвета, гуашь; палитра человека – полутона, оттенки всех цветов, пастель).

5. Цвето-эмоциональные приписывания (какого цвета для тебя чувства и эмоции: любовь, радость, печаль, гнев, раздражение, страх и пр.).

6. «Цветной человек», детский вариант.

7. Аппликации из цветной бумаги на свободную и заданную темы.

черный лист – «Летний рассвет», красный лист – «Зимняя ночь», желтый лист – «Печаль моя светла» и т.п.).

9. Рисование архетипических амплуа (костюмов) заданными и противоположными цветами.

10. «Цветной костюм» (создание сценического костюма в одном цвете).

11. Раскрашивание «Рисунка человека».

12. «Составление несуществующих цветов» (вымешивание красок).

13. «Цветовой амулет».

14. «Сад красок».

?

ДРАМАТЕРАПИЯ

что не вызывает страха, тревоги, боли. Я могу играть кого угодно. «Жизнь – игра, театр». Уровень, на котором «работает» драматерапия, очень различен: от конкретной жизненной задачи (как это сделать) до глубинных экзистенциальных вопросов (зачем я живу, в чем мое предназначение?).

К психотерапевтическим задачам, которые могут быть решены с помощью драматерапии, можно отнести следующие:

? — осознание своих телесных и поведенческих паттернов,

— развитие спонтанности и импровизационности ,

? — развитие и совершенствование способности к «режиссуре» собственной жизни,

? — возможность «переиграть» жизненные сценарии и паттерны,

? — развитие телесной пластичности и пластики (телесной, эмоциональной, когнитивной),

? — расширение репертуара поведенческих паттернов.

? — возможность стать иным (развитие множественности личности),

? Основные техники драматерапии:

1. Сценические поклоны.

2. Сценическая пластика.

3. Работа с оружием.

4. Работа с голосом.

5. Беспредметные этюды.

корона, меч, маска, плащ, чаша, плат и т.п.).

7. Пантомима (стили, танец, сцены).

8. Театр импровизации («история театра», национальные ритуалы, национальный танец и др.).

9. Средневековая драма.

10. Драматизация сказки, мифа, легенды.

11. Драматизации снов, фантазий, страхов.

12. Театр абсурда.

13. Комедия дель арте.

14. Работа с большими куклами.

Площадные театры.

16. Карнавал («шествие умерших богов», «корабль дураков»).

?

МАРИОНЕТКА

?                Мы – бездушные куклы в руках у творца.

?                Это сказано мною не ради словца.

?                Нас Всевышний по сцене на ниточках водит

?                И пихает в сундук, доведя до конца.

?                               Омар Хайам

?

Предпосылки использования куклы-марионетки

Показанием к использованию куклы-марионетки может быть наличие кризисного состояния клиента (экзистенциальные и возрастные кризисы, посттравматика, психосоматические расстройства, работа горя и т.п.).

Смыслом терапевтической помощи человеку, переживающему кризис, является восстановление целостности личности. Целостная личность – это личность, познавшая и принявшая оба отражения архетипа Самости – как Маску (свое «хорошее» Я, принимаемое), так и Тень (свое «плохое» Я, отвергаемое). Если такое принятие произошло, на данном этапе развития понятия «Я плохой» и «Я хороший» теряют смысл, поскольку возникает целостное Я, неразделенное какими бы то ни было границами (на время до следующего экзистенциального кризиса). Должно произойти именно принятие, так как «…когда я пытаюсь изгнать свою тень, я не освобождаюсь от нее. Я не остаюсь с неким пустым, ничем не заполненным местом в моей личности – во мне остается симптом, болезненное напоминание, что есть некоторая грань меня самого, которой я не сознаю». Следовательно, необходимо определенное общение со своими теневыми сторонами. Такая необходимость вызывает сильный страх и как следствие – сопротивление. Отсюда вытекает задача консультанта или психотерапевта, использующего в своей работе методы арттерапии, которую можно сформулировать следующим образом: найти такой вариант внешне представленного образа «Я» для клиента, который последнему легко было бы отождествить с самим собой и который поддавался бы желательным трансформациям, инициированным клиентом. Вероятнее всего, в первую очередь этим требованиям способен соответствовать образ, созданный самим клиентом.

идея об использовании марионеток, низовых управляемых куклах. Низ – проход через Тень (архетипический уровень как концентрированный и метафорический опыт человечества), управляемый — я сам могу все изменить, кукла – подобие человека.

Положительный потенциал использования куклы-марионетки.

1. Это совершенно непривычный для клиента способ (возможность преодоления естественного сопротивления и стереотипного поведения в виде как мыслительных, так и поведенческих паттернов). Можно предположить, что появление в качестве клиента художника-кукольника является бесспорным противопоказанием для использования данной техники и чрезвычайно маловероятным событием.

(обращение к детским ресурсам, связанным с игрой и удовольствием, от нее получаемым). Сам факт обнаружения в себе явно ресурсных зон является целительным.

3. Почти все, происходящее в начале работы, не осознается клиентом. Это необходимо для защиты клиента и для свободы поиска на наиболее поверхностном уровне работы.

4. Возможность получения доступа на достаточно глубинный уровень.

5. Этот способ взаимодействия состоит в делании чего-то собственными руками, делании с интересом и без страха, делании, включающем механизм травестирования — «я сильнее, больше, я тебя сделал!». В этом случае человек получает мощную терапевтическую метафору, которая может действовать на бессознательном уровне очень долго, если не всю жизнь.

История возникновения куклы-марионетки

для взаимодействия с внешним миром. Так, в телесно-ориентированной психотерапии: вся рука – взаимодействие с миром, кисть – взаимодействие с другими, ноги – опора и способность приближаться к объекту. У сибирских шаманов до сих пор существуют куклы, называемые «Дух ног» и «Дух рук».

получеловека, за что и получила свое второе название — «монтеспанский медведь». Самой большой и, по-видимому, главной частью куклы было туловище, к которому были присоединены словно бы усеченные ручки и ножки. «Недоразвитые» конечности были лишены подвижности, зато поворачивались голова и туловище. Размером она была в рост человека, а для чего использовалась и кем – так никому и не известно.

До сих пор нет четких критериев, отличающих куклу от скульптуры (с точки зрения археологии). С прикладной точки зрения все вполне очевидно: то, с чем играют – кукла, то, на что смотрят (или чему поклоняются) – скульптура. Однако в Индии до сих пор существуют огромные подвижные ритуальные скульптуры, никогда не именовавшиеся куклами. Такими же были древнегреческие «невроспасты» – огромные ритуальные фигуры, управляемые нитями.

». Или, скажем, манекен. Кому придет в голову назвать его скульптурой? Очевидно, что манекен – это именно кукла. Имитация человека, сделанная с чисто прагматической целью.

подобие, не имеющее отношение ни к кому реально живущему. В определенном смысле можно сказать, что скульптура – это подобие (или воплощение) души, а кукла – всего-навсего имитация тела.

Начиная с шестнадцатого века до нашей эры ритуальных кукол-марионеток находили в Древнем Египте, Древней Греции, Древнем Риме, Ассирии, Древнем Китае. Так, в одном из римских некрополей было обнаружено захоронение с надписью “Крипейра Трифаэна, умерла 17 лет”, в котором находилась кукла-марионетка в человеческий рост, захороненная по человеческому обряду. Такие куклы были участниками и персонажами древнейших мистерий.

Те же представления существовали и у шумеров.

В Древней Индии марионетки (катхпутли) были окружены священным ореолом и считались посланцами богов. Старые куклы нельзя было просто уничтожить или выкинуть – предусматривался специальный обряд их погребения. Марионетку с молитвами опускали в реку, — предполагалось, что она вернется по реке обратно в страну богов. И если перед тем, как утонуть, кукла долго держалась на воде, полагали, что это великий знак: боги одобряют ее земные деяния. Ни одна другая театральная кукла не удостаивалась такого обряда – даже те, которые изначально предназначались специально для участия в религиозных представлениях. В классической санскритской драме (уже в первых веках нашей эры) существовал термин “сутрадхара”, обозначавший ведущего актера, своего рода распорядителя спектакля. А переводился этот термин как “тот, кто дергает за нити”. Это дало основания некоторым ученым выдвинуть гипотезу, что кукольный театр предшествовал “живому” – по крайней мере, в Индии.

В Древнем Китае статус марионеток был еще выше. Они полагались наделенными таинственными силами, связывающими их с жизнью человека и дающими возможность на эту жизнь влиять. Кукол других видов в подобных способностях обычно не подозревали. У таких верований существовало некое теоретическое обоснование. Предполагалось, что старые вещи обладают способностью накапливать жизненную энергию, наполняться таинственной силой, в результате чего духи получают возможность в них материализовываться. Не материализованные духи не обладали способностью напрямую вмешиваться в жизнь людей – эти права они получали, лишь обретя вещественную представленность. Наибольшую привлекательность для них представляли неживые предметы, особенно статуи и куклы (те из них, что изображали человека). Таким образом, статуи (или куклы, что для нас важнее) могли выступать в двоякой роли: они могли быть некой “ловушкой” для духов добрых, желательных для человека, этой куклой владеющего, а могли таить в себе серьезную опасность для человека, если в них вселялся дух злой. Соответственно марионеточники предположительно обладали двойной властью: они были способны призвать доброго духа в имеющуюся у них куклу для полезного использования, а могли заманить в куклу духа злого с целью последующего совершения специальных обрядов по его изгнанию. Обрядам и заклинаниям, позволяющим заколдовать или расколдовать марионетку, кукловоды учились у даосов. Кроме того, им необходимо было приобрести умение защищать себя и своих кукол от самовольного вселения злых духов. Разумеется, марионеточников почитали почти наравне с самими даосскими магами, поскольку предполагалось, что подобными умениями никто из прочих актеров-кукольников обладать не способен. Их называли Мастерами, театр марионеток – театром Мастеров. Естественно, что растрачивать подобные способности по пустякам было недопустимо, и потому марионеточные представления игрались только тогда, когда требовалось умилостивить богов (например, по поводу свадьбы, рождения ребенка и пр.) или произвести очистительный обряд (чаще всего после чьей-либо насильственной смерти). После показа представления, имеющего магическую силу, нередко игрались и светские пьесы, но никогда они не исполнялись сами по себе – только после главного.

Сейчас искусство театра марионеток в Китае практически отмерло, и причины тому, скорее всего, коренятся в том же магическом к ним отношении. Древняя абсолютная вера в их колдовскую силу значительно ослабла, и надобность в столь значительном, как прежде, количестве магических представлений, отпала. Однако, видимо, подспудно китайцы все же верят в их сверхъестественные способности и не рискуют играть только светские пьесы. До сих пор практически никто в Китае не решится держать дома марионетку – лишь те, кто считает себя посвященным.

? Современное название марионетки происходит от французского слова «marionnette», однако, как мы уже видели, в Европе этот вид кукол появился на два с половиной тысячелетия позже, чем на Востоке.

?

Архетипическая марионетка

С каким архетипом можно было бы связать куклу вообще? По-видимому, ближе всего к искомому архетип «Персона» (он же «Маска», хотя между этими двумя ипостасями и есть тонкие различия). Связано это с тем, что кукла сама по себе есть попытка изобразить человека “в миниатюре”, — но не настоящего, истинного (чему соответствовал бы архетип «Самость»), а его образ, то, что видно глазами. Именно этим и объясняется существование куклы-ноги и куклы-руки.

Я» исследовать, но и страх перед ним, потребность его избегать, бороться с ним, как с чем-то, находящимся «за границей», — то есть некий изначальный конфликт.

Я» – угроза, вне меня, снаружи, плохо, не принимаю, не хочу. Именно тогда возникают архетипы «Маска» и «Тень». «Маска» – весьма неполный и упрощенный образ «Я». «Маска» – это я правильный, хороший и т.п. Все, что не вписывается в эту систему определений (а прежде всего в нее не вписывается сам человек, оказываясь несоизмеримо сложнее этой убогой критериальности), все, от чего «Я» отрекается – это «Тень», зеркальное отражение «Маски».

«Маска» как персонаж обрядового действия оказывается тождественна архетипу «Маски», марионетка тождественна архетипу «Тени». Персонажи ритуального действия становятся вещественными символами названных архетипов.

Постепенно у человека возникает желание и необходимость познать себя глубже, ближе к тому, что называется архетипом «Самости». И тут обнаруживается поразительное: человек не может видеть свою «Самость» целиком, не может находиться с ней лицом к лицу. Он видит ее только в виде отражений в двух зеркалах: «Маске» («Персоне») и «Тени». Если смотреть только в одно зеркало, то изображение будет размытым, непонятным и пугающим. На современном психотерапевтическом языке мы скажем, что это изображение проявится только в виде симптомов. И человек оказывается перед фатальной необходимостью: хочешь знать свою «Самость» – смотри в оба зеркала. Ведь «Тень» – это то, что только сам человек не хочет в себе видеть и признавать, а в мире и природе ничто не разделено. Расщеплен только человек, не желающий признавать, что если бы не было плохого, то не было бы и хорошего. Он борется с тем, что надо просто принять и сделать частью «Я» — с собственной тенью. Само это выражение стало обозначать абсолютную безрезультатность какого-то процесса и бессмысленность затраченных усилий.

И тогда в процессе борьбы за постижение собственной «Самости» возникают куклы-маски (верховые куклы) и куклы-тени (марионетки). В самих наименованиях просматривается отражение архетипических понятий «Верх» и «Низ». «Верх» – это небо, все светлое, чистое, человек от талии вверх, Божье создание, душа, дух, свет. Низ — темное, земля (мать, которая родила и которая «съест», примет в свое лоно после смерти), человек от талии вниз, дьявольское, тело, низший дух, темнота, Тень. Отсюда метафоры – «низкий» поступок и «низкий» человек, «грязные» слова и т.п. Очень важно при этом, что тень видна только на свету, причем чем ярче солнце, тем четче тень. Конфуций сформулировал это так: «Чем больше человек, тем длиннее его тень».

Архетипический страх наших бесконечно далеких предков, страх перед безмерно большим, безмерно сильным и безмерно непознаваемым. Это, скорее всего и есть то состояние, которое Бахтин называл «космическим страхом» и определял следующим образом: «Какая-то тотемная память о космических переворотах прошлого и какой-то смутный страх перед грядущими космическими потрясениями заложены в самом фундаменте человеческой мысли, слова и образа».

Способы изготовления марионетки

1. Использование клиентами марионеток-заготовок — деревянных, сделанных из папье-маше, глиняных или любых других готовых форм. Просто, менее трудоемко. Ситуация становится больше похожей на «я делаю себя из «болванки» (именно так для меня продолжался ассоциативный ряд «форма – заготовка -…»). Из психотерапевтической работы будут полностью исключены предыдущий опыт клиента, его мировоззрение, те ошибки, которые, собственно, и породили проблемную ситуацию.

2. Использование готовых марионеток, заранее содержащих в себе некие архетипические образы. Препятствия: от весьма банальных (отсутствие в продаже необходимых кукол), до очень сложных и нетривиальных. Например, такие куклы должен делать Художник, а если он Художник, то он и Личность, а значит, это будет его собственное представление о данном архетипе, его уникальный архетипический образ.

творения) марионетки становится исключительно терапевтичным: иногда оказывается достаточным куклу создать – и процесс последующей работы с ней уже может быть излишним. Минусы: временные и материальные затраты, которые, хотя и окупаются, но все же оказываются весьма и весьма значительными.

Взаимодействие с марионеткой.

В дополнение к двум предыдущим глобальным вопросам — «Кто я?» и «Как я устроен?» — марионетка позволяет поработать еще с одним — «Что мною движет?» Система управления марионеткой дает очень своеобразное представление о структуре мотивов куклы — а, соответственно, и ее прототипа. С одной стороны, устройство марионетки таково, что отдает ее целиком во власть кукловода, и сам по себе этот образ весьма прочно связался с одним из представлений об устройстве мира. В язык прочно вошли идиомы типа «дергать за ниточки», «вести по ниточке», «главная нить» и т.п., отражающие понятие зависимости, страдательности, отсутствия ответственности, подчиненности. Человек же, в чьих руках находятся все нити, ассоциируется с хозяином, властителем, неким источником всей и всяческой причинности для марионетки. Таким образом, человек, создавший марионетку, осознающий ее как свой собственный образ и пытающийся ею управлять, выступает одновременно в двух ролях — хозяина и раба, того, кем движут, и того, кто движет.

Человеком управляет кто-то или что-то, несоизмеримо большее, чем он сам. А он управляет марионеткой и являет собой наглядное воплощение метафоры «Я всемогущ и могу сделать все, надо только захотеть».

Переводя все это на язык конкретной психотерапии, можно сказать, что марионетка дает возможность в процессе ее терапевтического использования:

отделить от себя нечто теневое, вынести наружу, экстериоризировать некоторое переживание или состояние, чтобы иметь возможность это увидеть, осмыслить и изменить по своему желанию;

сделать это в метафорической, игровой, а, следовательно, ресурсной, безопасной и приятной форме, минуя излишнее сопротивление, страдания и боль;

отработать собственные, сугубо индивидуальные механизмы отождествления и растождествления;

травестировать нечто пугающее в себе самом, заодно отрабатывая и механизмы экзистенциального принятия того, что невозможно изменить;

вывести на уровень осознавания (причем опять же на языке метафоры) вытесненный материал (травмы, переживания, страхи и т.п.).

пробировать новые, ранее недоступные (и не нужные) формы взаимоотношений с обществом, с миром, с другими людьми, то есть «породить» новый уровень адаптированности личности.

1. Архетипическая природа марионетки заранее обуславливает очень сильную, эмоционально насыщенную и энергетически заряженную реакцию человека на любое взаимодействие с такой куклой.

2. Марионетка в таком взаимодействии может выступать в качестве подобия, метафоры, воплощения души человека, а может играть роль подобия, метафоры, воплощения его тела.

3. Если использование марионетки в процессе психокоррекции личности и группы основывается на подобии переживанию, то в свою полную силу вступает принцип актуальности метафорических изменений, и тогда любая трансформация такой метафоры находит свое воплощение в реальной жизни клиента.

4. Показанием для использования марионетки могут быть, как предполагалось, любые кризисные состояния, обладающие вышеперечисленной симптоматикой.

Необходимый для изготовления набор:

— квадрат ткани приблизительно 60 х 60 см (для основы или «тела»);

— несколько квадратных кусков ткани меньшего размера и разных цветов;

коробочки от игрушки «киндер-сюрприз» или небольшие шарики, камешки;

ролон.

Техника изготовления

Коробочка от «киндер-сюрприза» обтягивается чулком нужного цвета (от белого до черного – в зависимости от того, что покажется клиенту подходящим) и завязывается ниткой. При этом необходимо оставить «хвостик» не менее 10-15 см длиной и отрезать чулок. Это и будет голова с шеей. Затем ткань, которая станет впоследствии телом (или основой), складывается треугольником, в центре которого прорезается совсем небольшое отверстие, куда протягивается и прикрепляется изнутри к ткани «шея».

Практически марионетка уже готова, поскольку у нее есть голова и туловище. Осталось ее одеть, нарисовать или сделать из других материалов — пуговиц, фольги, стекла и пр. – лицо (если это необходимо) и сделать руки.

Чтобы оснастить марионетку основным социальным инструментом, прямо к ткани-основе пришиваются «кисти» необходимого клиенту размера. Для их изготовления необходимо маленькие кусочки ваты (лоскутки, камешки) обтянуть чулком того же цвета, что и голова.

.

для клиента.

?

? СКАЗКОТЕРАПИЯ

? Это использование сказки как архетипической метафоры в целях:

личности, ее проблемные и ресурсные элементы),

льтернативных решений),

психотерапии (исцеление с помощью сказки)

?

Виды сказкотерапии

.

Использование архетипа сказки.

Сочинение сказок (библиотерапия).

Медитативные сказки.

выбранным ролям и др. варианты).

Рисование сказки.

Сказочное путешествие (пространство, где «все возможно»).

Куклы (марионетки, пальчиковые, веревочные, куклы-обереги и пр.).

Сказочный карнавал (каким сказочным персонажем я стал бы на карнавале).

Любимая сказка детства.

?

?

Достоинства сказки

.

Отсутствие дидактичности (не вызывает сопротивления).

Глубинный смысл сказки (закодированный опыт человечества: как ты относишься к Миру, так и Мир относится к тебе).

Архетипичность (многогранность, общность и многоуровневость хранимой информации).

Полная психологическая защищенность (справедливость всегда торжествует, добро всегда побеждает, «все будет хорошо»).

Экзистенциальность (относительность добра и зла, изменчивость, беды и испытания делают сильнее, мудрее и пр., неопределенность места и времени, «ненаходимость» по Бахтину).

Магический ореол (волшебство, чудо, «как в сказке» — отсутствие ментальных ограничений, иррациональность).

Родословная сказки

Соотношение и исторические корни мифа – легенды –саги –былины – сказки –притчи…

?

Виды сказок

).

– дидактические (необходимо создать мотивацию), психокоррекционные (расширяют спектр моделей поведения, подсказывают альтернативные решения, показывают модели более успешного поведения, меняют отношение к ситуации на более адекватное),

психотерапевтические (глубинные механизмы бытия, экзистенциальные проблемы, философские понятия добра, зла, гордыни, испытания, смерти, жизни, любви и т.п., авторские сказки, притчи. Они помогают там, где традиционные психотерапевтические приемы бессильны),

медитативные (способствуют процессу погружения во внутренний мир, самосовершенствованию).

ессмертный), помощник (волшебный конь, серый волк), даритель (Баба яга), отправитель (кто героя посылает куда-то : Царь-отец искать невесту), искомый или спасаемый (царевна-лягушка).

Морфология сказки

Постоянными, устойчивыми элементами сказки служат функции персонажей, независимо от того, кем и как они выполняются.

.

3. Последовательность функций всегда одинакова.

Схема волшебной сказки

   

Архетипическая схема сказки

1. Указание на время (давным-давно) и место (в тридевятом царстве).

2. Происхождение героя, жизнь в отчем доме (наследственность, статус, базовое отношение к Миру).

3. Уход из родительского дома (сепарация с родителями).

4. Выбор пути (самоопределение, начало инициации, взросление).

5. Искушения (проверка на «доброе сердце», ответственность за выбор пути, преодоление соблазнов и сомнений, принятие самого себя и своего пути).

7. Испытание (борьба с антагонистом, преодоление, смерть и возрождение, индивидуация, поиск Самости).

8. Награда (метаморфоза, трансформация, духовный рост).

9. Возвращение домой, трудности в пути (проверка истинности трансформации).

10. Прибытие в отчий дом (принятие своего раннего детского опыта, воссоединение со своими корнями, окончательная трансформация героя, нахождение Самости).

11. Награда (свадьба – воссоединение мужского и женского начала, восстановление целостности, идентификация с Самостью; коронование – завершение индивидуации, осуществление своего предназначения.

Анализ сказки из детства

Какие были искажения в сюжете сказки.

Какие переживания вызывает герой.

Урок сказки («Теперь я знаю, что…»).

Проблемная зона героя («Что герой учится делать в сказке»).

Ресурсная зона героя («Что герой умеет, в чем его сила и достоинства»).

Как герой относится к миру.

Что получает герой в награду.

Анализ клиентской сказки

Тональность и колорит сказки.

Что труднее всего было сочинять (начало, перипетии, окончание и пр.).

Какая часть сказки самая длинная.

— Получил ли герой то, что хотел (или нечто другое).

Персонажи (кто есть кто, кого нет в сказке, что с ними происходит к концу сказки).

Где по сюжету нарушена традиционная схема.

Какую сказку напоминает.

Оригинальные сюжетные ходы.

Линия героя (как он относится к миру, к людям, к себе).

Примеры архетипических (инициация) смыслов

– место посвящения, через него идет дорога в иной мир (Данте, Овидий: вход в Аид «сумерком леса хранимый» и пр.).

– охраняет границу мира живых и мира мертвых, яви и нави, повелительница животных, смерть (инициация смерти).

– вход в царство смерти, герой знает «слова», чтобы войти, т.е.он знает, зачем идет в иной мир. За это он бывает награжден волшебными дарами.

детское (родительское) табуирование и преодоление его (как индивидуация).

заглатывание, разрубание на части, живая и мертвая вода ) – отработка страха смерти, инициация взросления.

– внутренняя сила.

Птица – внутренняя свобода, способность мечтать, «взлетать» над обыденностью, быть свободным от правил, норм, границ и т.п.

– внутренняя гармония, чувство прекрасного внутри каждого человека, умение видеть красоту в окружающем мире.

– страх смерти (поэтому он бессмертен).

метаморфоза, трансформация личности как переход на более высокий уровень развития, не имеющий возможности возвращения назад, необратимое изменение.

– возможность использовать свои сильные (добрые) или слабые (злые) качества в сложных жизненных ситуациях, пример того, как способность может стать дезадаптивным, разрушающим личность паттерном.

– мудрость, причем изначальная, древняя, непостижимая разумом, архетипический уровень решения проблем, внутренняя гибкость, пластичность, способность к изменению и трансформации.

 

РИСУНОЧНАЯ МЕТОДИКА «ПУТЬ»

Вырученные от ее продажи деньги могли кормить бедняка не один десяток лет. Однако человек продолжал жить в бедности, не зная, что на дне его глубокого кармана хранится драгоценность. Так и умер человек в бедности.

так определял задачу психотерапии А. Адлер.

случайно закономерны, человек учится жить без оглядки на прошлое. Он становится свободным от груза.

взаимодействовать с тем, что прорывается из бессознательного». Поступающие из бессознательного символы являются языком бессознательного, на котором оно сообщает всю необходимую для решения проблем информацию. Доступы в глубины психики многообразны.

и это особенно важно в контексте кризиса) способствующая дальнейшему оздоровлению. Основанием для завершения работы служит изменение состояния человека в положительную сторону, его личностный рост.

духовного кризиса, человеку начинает казаться, что вся его жизнь — набор недоразумений и бессмыслиц. Человек, переживающий кризис, постоянно испытывает одиночество, внутреннее молчание, хаос, он «зависает» вне пространства и времени, освобождаясь от повседневных забот и проблем, которыми каждый из нас заполняет мир своего опыта. Кризис забирает огромное количество жизненной энергии, но он же может обнажить способность личности к глубокой рефлексии, стать катализатором краха базовой смыслообразующей системы, всего того, что совсем недавно являлось смыслом жизни. Когда мы «заключаем в скобки» повседневный мир, то есть отстраняемся от него, когда глубоко размышляем о своем месте в мире, о своей жизни, границах и возможностях, когда касаемся почвы, предлежащей всем остальным почвам, мы неизбежно встречаемся с глубинными структурами, доступ к которым иногда могут обеспечить только символы, язык символов.

В ходе работы с переживающими внутренний кризис актуальными становятся методы, направленные на прямой диалог с бессознательным. Их цель — дать страдающему человеку возможность услышать свой внутренний голос, обрести внутри себя покой, принять неизбежность того, что с ним происходит. Когда состояние внутренней пустоты и хаоса разрушается, происходит освобождение от деструкции, начинается путь к исцелению (восстановлению психологической целостности).

должен быть намного эффективнее вербальных доступов, так как он дает возможность на глубинном уровне принять смысл происходящего, подводя индивида к пониманию идущих процессов.

состоит в том, что сначала клиенту (участнику группы) предлагается сделать серию рисунков акварелью под музыку. Последовательно называются терапевтом (ведущим) семь слов-символов и на каждое слово рисуется один рисунок-ассоциация. Если слово не вызывает никаких ассоциаций в виде образов, лист оставляется чистым, что тоже имеет глубинный смысл. После того, как все рисунки готовы, под тот же музыкальный отрывок начинается медленное путешествие клиента (расстояние между положенными на пол рисунками и их последовательность он выбирает самостоятельно), в котором терапевт или ведущий реально являются сопровождающими, находясь в стороне от клиента. Само продвижение по рисункам является верхним уровнем осознавания, под ним лежит глубокое символическое содержание: оценка собственной жизни. Каждый в жизни проходит собственный путь, поэтому дорога, составленная из рисунков, является трансовой наводкой для идущего.

Язык символов, используемых в данной методике, использует известные архетипические символы (вода — время, мост — переход, преграда — препятствие на пути, зеркало — отражение архетипа Самости, метаморфоза — чудесное превращение, Грааль — чаша бессмертия и т.п.).

После окончания прохождения Пути в обязательном порядке проводится процедура экологической проверки. Дело в том, что во время прохождения клиент погружается в очень глубинные переживания, травмы. Смысл этих переживаний можно было бы перевести как некое послание из глубинного бессознательного: в жизни бывают жестокие и непоправимые моменты — и все же живи, иди дальше, этот путь твой и он прекрасен, несмотря ни на что.

принимаемого и отвергаемого психического материала, меняют внутреннюю организацию личности, делая возможным переход личности на принципиально новый уровень внутреннего развития, а значит — и осмысленную включенность в реальный мир вокруг.

Инструкция: «сейчас я прошу вас сделать семь рисунков акварелью. Умение или неумение рисовать никакой роли не играет. Зазвучит музыка, и через некоторое время я буду называть ряд слов. На каждое слово вы делаете один рисунок по тем ассоциациям, воспоминаниям, которые возникли на данное слово. Это может быть образ, картинка, просто какое-то цветовое сочетание. Не надо ничего писать на рисунке или рисовать общепринятые символы (математические и пр.). Если на определенное слово не возникает никаких образов, оставьте чистый лист. Нарисовав рисунок, отложите его в сторону и берите следующий лист. У вас будет достаточно времени, чтобы сделать рисунок, но не слишком много, не увлекайтесь самим процессом рисования».

афоризм Конфуция: «Не Путь расширяет человека, а человек расширяет Путь; на этом Пути нет хоженых троп, каждый, кто им идет, одинок и в опасности».

символов и их базовый смысл следующие:

невозвратимость).

Преграда – любое препятствие на жизненном пути, в данном контексте – кризис.

выход из кризиса дает новые возможности, продвигает вперед, становится двигателем дальнейшего развития.

– появление новых ценностей, смыслов, недоступных до кризиса, новое видение жизни, мира, себя в мире, своих ролей и миссии, новый уровень приспособления к жизни и к обществу.

полное превращение, трансформация личности, переход на новый жизненный виток, на принципиально новый уровень развития.

– чаша бессмертия, символическое обозначения завершения большого отрезка жизненного пути, может обозначать смерть как умирание старого для рождения нового.

Рекомендациями в данном случае являются следующие:

1. Нельзя останавливаться и прекращать работу, не пройдя через преграду.

2. Нельзя ходить назад (но можно смотреть назад).

. Нельзя оказывать помощь (держать за руку, поддерживать физически, помогать что-то делать). Вы можете быть только рядом.

«пройти» свой Путь осознавания, понимания и принятия того, что с ним происходит.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЕДОМОЕ РИСОВАНИЕ

психологии в г. Рютте (Германия). Ведомое рисование является составной частью экзистенциальной психотерапии вместе с такими методами, как трансперсональная работа с телом, культурные танцы, карты Таро и др.

:

— осознание своих глубинных проблем,

, превращение ее в ресурс (когда агрессия переходит в про-грессию или транс-грессию),

установление более полной связи между душой и телом,

своей личности,

обращение к бессознательным и трансперсональным сферам личности

уровень, непосредственное осознавание.

подготовки, способностей и навыков в рисовании. Это то, что может делать абсолютно каждый.

телом, движениями, мандалами, медитативными техниками.

7. Требуется весьма основательная специальная подготовка ведущего.

 

РИСОВАНИЕ ПРАФОРМ

пластичность, изменчивость, принятие.

праформы (а уже от них — символы, то, что нам наиболее известно и знакомо).

Все праформы условно делятся на две группы: женские и мужские. Женские — мягкие, округлые. Мужские — жесткие, прямые.

ЖЕНСКИЕ ПРАФОРМЫ

спираль.

Если объятия разжимаются, то образуются дуга и чаша.

Это эгоизм. Но если законная потребность охранять свою территорию возводится в абсолют, то такой человек погибнет (захлебнется в собственном соку).

сознания как такового. Это стадия, переходная к мужским праформам.

 

МУЖСКИЕ ПРАФОРМЫ

И появляется

Появляется

появляется

появляется

человечеством).

одновременно) — это

системах.

, в этнографии ( ритуальные танцы, обереги, амулеты и т.п.), в науке (математика, физика, астрономия и др.).

   

ВОЗМОЖНЫЕ ВАРИАНТЫ РАБОТЫ С ПРАФОРМАМИ

 

возможная схема и последовательность работы с праформами, хотя возможны варианты (в зависимости от терапевтической задачи). Следует отметить, что за один сеанс отрабатывается только одна фигура в одной позиции (например, только спираль с закрытыми глазами левой рукой).

закрытыми глазами 4-5 раз).

2. Спираль “закручивающуюся”, снаружи к центру и зафиксировать центр (левой рукой с закрытыми глазами 4-5 раз).

закрытыми глазами 4-5 раз)

открытыми глазами 5-6 раз)

5. Спираль к центру и потом из центра без перерыва (разными руками с открытыми глазами сколько хочется).

6. Вертикали (опасность!) все левой рукой с открытыми глазами:

— произвольного размера,

— с зафиксированным началом внизу,

— с зафиксированным окончанием вверху,

без фиксации начала и конца,

7. Чаша (по желанию глаза и руки, количество).

.

Отработка с телом, с дыханием, включение работы с точкой Хара, “мечи”, с равновесием и т.п.

ноги все время на полу, следить за дыханием.

 

 

ВОЗМОЖНЫЙ ВАРИАНТ РАБОТЫ С АРХЕТИПИЧЕСКИМИ ОБРАЗАМИ (АМПЛУА)

Предлагается выбор одного (максимум двух) слов различными способами: при чтении, по маскам и др. Далее выбирается жанр работы с архетипическим амплуа (или используется весь спектр возможностей).

 

1. Образы: герой, великая жрица, маг, ребенок, мужчина, женщина, мать, отец, тень, Трикстер (плут), Белый Пьеро, Черный Пьеро, пустота, дракон, учитель, мудрец, единорог, белая роза, алая роза, жертва, странник, воин, пилигрим, шут, дурак, отшельник, птица, сила, любовь, сострадание и пр.

1. Использование символов, грима, масок, костюмирования, двигательных паттернов, озвучивание.

3. Представление образа.

4. Взаимодействие с одним или несколькими другими образами.

5. Диалоги: с другими персонажами, зеркалом, маской.

6. Трансформация образа.

 

РАБОТА С МАСКАМИ

 

масок: рисование на бумаге, картоне, пластике; использование готовых масок; изготовление из папье-маше, глины, гипса и пр. Помним, что каждый материал имеет свою внутреннюю метафору.

1.Варианты заданий для масок:

Я себя такого не знаю.

Я себя такого боюсь.

Моя любимая маска.

Твоя любимая маска.

Я не хочу, чтобы меня таким видели.

Я хочу, чтобы вы меня таким видели.

Такого меня никто не знает и т.п.

2.Диалог масок.

4.Расширение репертуара (изготовление набора масок под роли, субличности, состояния).

5.Выбор амплуа под готовую маску (этюд без слов).

6. Тень (архетипическое амплуа).

 

ВАРИАНТЫ РАБОТЫ С ГРИМОМ

требует много времени, но вполне окупает затраты.

косметика).

   Возможные варианты заданий для грима:   

другим и т.п.).

“Моя любимая маска”

видеть” и т.п.).

4. “Маска страха”

лице.

другого).

.

.

т.п.).

.

 

 

ТЕМЫ ДЛЯ СВОБОДНОГО РИСОВАНИЯ

(ассоциативное рисование)

 

Моя любовь            Мама

Мой страх            Изменение

Мое сердце            Сила

Дерево               Слабость

Детство               Полет

Меч               Хочу

Мой дом               Не хочу

Защита               Надежда

Мое будущее            Убежище

Я и моя болезнь            Удивление

Я и группа            Тревога

Я в группе            Радость

Искушение            Свет

Свобода               Тепло

Боль               Фонтан и т.п.

А

 

 

“Осознание смысла, лежащего в основе — это только отправная точка” (Римпоче)

вначале необходимо овладеть ее языком “ (Р.С.де Ропп).

“ Мандала — это техника для создания жизненной силы внутри человека “ (Х.и М.Аргуэлес)

“ Путь, который может быть назван, не настоящий путь. Имя,которое может быть названо, не настоящее имя” (Лао Цзы)

“ Нет логического пути открытия элементарных законов. Есть только путь интуиции” (А.Энштейн)

Мандала переводится с санскрита как круг, центр. Мандалы как архаичное средство исцеления и развития, как глубинный архетипический символ существовали во всех культурах. Так, например, витражи христианских соборов в Европе чаще всего представляют собой мандалы, то есть рисунки в круге. Затем культура мандал исчезла на Западе, и вновь появилась в конце 19 века с Востока (Тибет, Китай, Индия).

Впервые в психологии обратил внимание на рисунки в круге Е.Г.Юнг, заметивший стихийное рисование мандал у своих пациентов. До настоящего времени мандалы изучены очень мало, нет достаточно материала и собран только эмпирический опыт.

Мандалы относятся к трансперсональному направлению арттерапии, и используется в психологии и психотерапии как очень мощный метод глубинной диагностики и интеграции. Это — экспресс- диагностика и экспресс-помощь.

границы.

роисходит переоценка ситуации. Это и дает сильнейший психотерапевтический эффект.

на 3-х уровнях:

-биографическом

-культуральном

-архетипическом

С помощью мандалы достигается гомеостаз, гармонизация личности. Налаживаются отношения между Эго и Самостью. Чем лучше эти отношения, тем здоровее личность.

Классификация 1.

возможна инфантильность.

заполнена геометрическими фигурами. Зрелая личность, но не центрированная.

метаморфоза, перерождение.

Сюда можно рисунки

целостность личности.

Эго. Идет процесс отработки «Я».

Появляется дуальное восприятие собственного Эго. Человек четко делит мир на черное и белое, хорошее и плохое, материальное и духовное, друзья и враги.

Сформированные моральные принципы обеспечивают некоторую жизненную устойчивость. Недостаток опор восполняется за счет отработки параллельных частей личности. Например: Человек начинает понимать, что не все, что он считал плохим в жизни, оказывается плохое, иногда, для того чтобы помочь человеку нужно отказать ему.

духовный рост (высшее бессознательное). Вниз-отработка Тени.

Уравновешенный хороший крест, жесткая матрица, много четкости. Хорошо если эта мандала появляется после хаотических и непонятных мандал. Характерна для учителей и военных.

Переход к многомерному восприятию себя и мира. «Я могу изменить все, что хочу», это же шар, а не тарелка.

Самость. «Что хочу то и делаю». В реальности чаще признак метафизической интоксикации.

Классификация 3.

Три основных типа мандал по стадиям развития личности (Келлог, Хардинг):

простой круг (исходная целостность при низкой степени зрелости и дифференцированности, как у ребенка)

уравновешивание динамических сил)

.

 

3.

Келлог.

. Пустота в данном случае может соответствовать ощущению вибрационной невесомости, внутренней тишине, отсутствие пространства и времени. Существование со всеми, объединяющий опыт, единение. Яйцо.

 

Ощущение черной пустоты. Данное состояние чаще описывается как ощущение расщепления, тяжести инерции, покинутости, безнадежности, сдавленности. Чувство холода, падение в бездну. При рисовании чаще используется только два цвета (как ребенок в момент рождения создает себе систему координат). Эта мандала характерна для наркоманов, больных в тяжелом, кризисном состоянии как экзистенциональном, так и реактивном. (Изгнание из рая.)

 

Соответствует состоянию: полета, бесплотности, невидимости, доверия, безграничности пространства, самоотдачи, экстаза, отпущения грехов (я чист). На мандале нет центра, нет структуированности, выход за границы круга, часто используется синий цвет, изображается вода, звезды. Состояние человека соответствует состоянию родившегося ребенка. Чувство базового доверия к миру. Невероятная эмпативность. Это состояние свойственно художникам и алкоголикам.

 

Чаще используемые слова при описании данной мандалы: фокусировка, вихрь. Стрела, дыхание, ворота (в храм), вход в подземелье, судьба. Паутина, пуповина, плацента. Это состояние соответствует состоянию отделения от матери, виден выход, признак наличия динамики. Если спираль закручивается по часовой стрелки это хороший доступ к регрессивному материалу, если против, то регресс есть, но он не осознается.

 

Чаще используемые слова при описании данной мандалы: мать и дитя, мадонна, рост, магия. При рисовании появляется треугольник. Продолжается формирование системы координат. Если треугольник стоит на основании, это является признаком хорошей дифференциации себя от других (формирование эго), крепко стоит на ногах. Если треугольник вершиной вниз, то человеку нужна поддержка. Используется палитра млекопитающихся – красный, оранжевый.

 

Используемые слова при описании: сдавление, засасывание, водоворот, конфронтация, ритуалы, паранойя. При рисовании часто используют концентрические круги, что говорит о формировании психологических защит, копинг-механизмов. Появляется поведенческая гибкость. Формируется этические представления, социальные роли, нормы. Происходит первичное самоопределение, формируется первичное эго. Это характерно для ритуального поведения, компульсий, навязчивостей. Палитра млекопитающих. БПМ – 2.

 

6. Единоборство с драконом. Патологическое расщепление.

Используемые слова при описании: дракон, негативизм, противоречия, амбивалентность, расщепление, страх, уход.

«Я не такой как все».

 

Использованные слова при описании мандалы: равновесие, внутренняя нравственность, воля, целеполагание, мышление. В этот момент у человека развивается рациональная парадигма ( я хочу понимать).

На мандале чаще рисуют крест, квадрат, жесткие фигуры. Человек ищет новую систему координат. Палитра земноводных и млекопитающих, много зеленого цвета.

 

Используемые слова при описании: форма и размер, сила, деяние, прямота, гармония, функциональность. На этом этапе происходит углубление рациональной части. Сформирована установка « Я есть». Идет отработка «Я есть», когда я что-то делаю. Социализация сознания. Это ранняя зрелость 22-29 лет, есть профессия, решение духовных вопросов откладывается. В мандалах рисуют свастику и пятиконечные звезды. Характерна человеческая, сложная палитра. Ассоциация с музыкой Моцарта.

Используемые слова: опыт, я в мире, я и другие, общество, местоположение. На этом этапе возможна зависимость от социальных ролей, маски начинают прирастать. Ограниченна степень свободы. В мандале рисуют цветы, орнамент, кристаллы, симметричные рисунки. Основной цвет – голубой. Преддверие хорошего экзистенционального кризиса. На этом этапе возможна смена профессии.

 

Это промежуточная стадия между низом и верхом. Используемые слова: распятие, унижение, поражение, могила, богооставленность, статика, изоляция. Изменения, происходящие с человеком, пока не могут быть осознанны. Человек утрачивает контроль.

. Палитра человеческая – темные цвета (темно-коричневый, темно-синий). Ассоциация с музыкой Стравинского, Шнитке.

 

тяжелом старческом маразме. Субъективно переживается как распад «Я». В палитре полный хаос. Смотрится такая мандала очень тяжело. Рисующий стремится нарисовать мандалу большего размера.

 

Используемые слова: белый цвет, нирвана, фонтан, божественная энергия, деяния без бытия, воскрешение, естественная красота. В рисовании встречается изображение пламени (пламя разума), летящей птицы (парящий орел), павлинье перо. Разнообразная палитра (млекопитающихся и взрослая). Попадание в самость.

 

 

Мандала – это:

ВНЕШНЕ — серия концентрических форм, содержащих некоторое симметрично расположенное четырехкратное изображение.

 

— магический круг, “терапевтическое, интегрирующее средство, использовавшееся в произведениях, созданных пациентами в процессе поисков собственной индивидуальности” (К.Г. Юнг). Объединение противоположностей на более высоком уровне, процесс психического развития, выражающий себя в символах. Различные уровни сознания человека и энергия, которая их объединяет

 

— более высокий уровень интеграции. “Мандалы… обычно появляются в ситуациях замешательства или беспомощности. Следовательно, архетип являет собой матрицу порядка, которая… обозначена кругом, поделенным на четыре части (кватерность). Эта матрица наложена на психический хаос таким образом, что любое содержание находит свое место, а беспорядочная сумятица удерживается охраняющим кругом” (К.Г. Юнг). Кватерность — универсальный архетип, логическая предпосылка всякого целостного суждения, а для такого суждения необходимо наличие четырех аспектов (по К.Юнгу). Мандала помогает лучше воспринимать свои чувства, так как она есть общая схема (система координат).

 

— универсальное действо и ритуал самоинтеграции, другими словами — аутопсихотерапия. Именно поэтому процесс создания мандалы является экстренной помощью в тех случаях, когда традиционная психотерапия не подходит.

 

— Человек есть центр его собственной относительной пространственно-временной композиции. Центр — самость, индивидуум (настоящее), то, что над- и под- становится будущим и прошлым. Достижение самости — “это наша жизненная цель, ибо она является наиболее полным выражением той роковой комбинации, которую мы называем индивидуальностью” (К.Г.Юнг). Достижение целостности — цель психотерапии как таковой.

 

— ЦЕНТР (всегда постоянный), СИММЕТРИЧНОСТЬ и КАРДИНАЛЬНЫЕ ТОЧКИ (эти параметры конкретны, т.е. изменчивы).

 

— центричность, исцеление, рост. Оздоровление и рост — ответ на кризисные ситуации. Эти кризисы — нормальный интегративный аспект жизни. От человека зависит, как в ответ на кризис он станет развиваться — в сторону прогресса (свет) или в сторону регресса (тьма). Мандала — основное средство второй, главной фазы роста, которая начинается там, где угасает потребность физического роста. По достижении зрелости фокус внимания медленно перемещается внутрь (развитие интуитивных способностей после 35 — 40 лет).

 

— КРУГ (воздух, космос, самая простая и экономичная форма. Основа, первопричина, иррациональное качество — бессознательное и сверхсознательное, Инь, Анахата). КВАДРАТ или многоугольник с количеством сторон, кратным четырем (земля, рациональное качество — сознание, кватерность, Муладхара, Ян). ЧАША (вода, иррациональное качество — чувства. эмоции, изменчивость, пластичность, Свадхистана, Инь). ТРЕУГОЛЬНИК (огонь, соединение несоединимого, созидание, дух, Манипура, Ян). ТОЧКА (эфир, центр, самость, начало и конец всего). “Когда ваше сердце сосредоточено на одной точке, тогда нет ничего невозможного “ (Будда).

 

— вырастают друг из друга и переходят друг в друга. Это Очищение, Концентрация, Ориентация, Создание, Поглощение, Разрушение, Воссоединение, Исполнение.

 

 

 

 

— 1,2,3 — первичные цвета, 4,5,6 — дополнительные. Белый (центр) — первоначальный порядок, изначальный свет, внутри и распространяется наружу. Черный — отсутствие света, первоначальный хаос, сжимается снаружи внутрь, полное поглощение.

 

 

 

 

 

 

 

Символизм мандалы (К.Г. Юнг)

1. Символика круга (мандалы) особенно характерна для визуализаций, сновидений и свободного творчества.

2. Мандала отражает Самость, целостную личность, гармоничное ее состояние.

3. Образ мандалы отражают процесс индивидуации (стремление наиболее полно реализовать себя).

4. При этом мандала выступает как главенствующий центр, источник психической энергии и психического развития личности

5. Этот центр и есть Самость, поэтому он воспринимается совсем не так, как Эго (“он полнее, целостнее, шире и глубже”).

6. Основные 9 категорий мандал, появляющиеся в работе с ними:

циркулярные, сферические и яйцевидные формы,

круги, образованные цветком,

   — солнце или звезда (крест с 4, 8 или 12 лучами),

   — круги с крестом или квадратом,

   — круги в виде змеи,

круг с триадическими или пентадическими фигурами (у которых число граней 3 или 5 или кратное им),

образы, представляющие собой план двора, города, дома, замка,

глаза,

круг, сферы или крестообразные фигуры, изображенные во вращении (спирали и свастики).

7.Тот или иной тип мандалы отражает индивидуальную динамику изменений личности.

 

Техники работы с мандалами

1. Рисуночные мандалы (палитра мандалы, Где я, Кто я и др.)

2. Насыпные мандалы (песок, крупы)

3. Групповые мандалы (построение совместной мандалы, «живая мандала группы», групповая мандала для одного)

4. Тибетские энергетические мандалы

5. Раскрашивание христианских мандал (розеточных, лабиринтных, фигурных)

6. Классические тибетские мандалы развития

7. Мандалы «высших состояний» (пустота, свобода, любовь, понимание, радость, трансформация и др.)

8. Медитация мандалы

9. Мандала желаемого состояния

10. Большой Круг Мандалы Дж. Келлог

11. Парные мандалы

12. Построение мандалы «Каменный лабиринт»

13. Мандалы первостихий

14. Мандала-танец

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Авдеев А.Д. Происхождение театра. М-Л., 1959.

2. Авдеев А.Д. Маска и ее роль в процессе возникновения театра. М., 1964.

3. Аллан Дж. Ландшафт детской души. СПб.- Минск, 1997.

4. Арнхейм Р. Новые очерки по психологии искусства. М., Прометей, 1994.

5. Арнхейм Р. Искусство и визуальное восприятие. М., Прогресс. 1979.

6. Арт-терапия в эпоху постмодерна (под ред. Копытина А.И.). СПб., 2002.

7. Ассаджиоли Р. Психосинтез. М., 1997.

8. Аргуэлес М. и Х. Мандала. М., Благовест, 1993.

9. Аюрведа. М., 1993.

10. Бассин Ф.В., Прангишвили А.С., Шерозия А.Е. О проявлении активности бессознательного в художественном творчестве. Вопр. философии. 2, 1978.

11. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1963.

12. Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1965.

13. Бернс Р., Кауфман С. Кинетический рисунок семьи. М., 2000.

14. Бурно М.Е. Справочник по клинической психотерапии. М., 1995.

Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением. М., Медицина. 1989.

16. Бурно А.А., Бурно М.Е. Краткосрочная терапия творческим рисунком. М., 1993.

17. Бурно М.Е. Творческое самовыражение при психотерапии психопатических личностей. М.,1997.

18. Бурно М. Письма пациентам. М., 1994.

19. Бурковский Г.В., Хайкин Р.Б. Изучение изобразительной продукции арттерапевтической группы психически больных. \\ Клинико-психологические исследования групповой психотерапии. Л., 1979.

20. Бурковский Г.В., Хайкин Р.Б. Использование изобразительного творчества в психотерапевтической группе психически больных \\Исследование механизмов и эффективности психотерапии при нервно-психических заболеваниях. Л., 1982.

21. Бердяев Н.А. Кризис искусства. М., 1918.

22. Брусиловский Л.С. Музыкопсихотерапия. Ташкент, 1979.

23. Вачнадзе Э.А. Некоторые особенности рисунка душевнобольных. Тбилиси, 1972.

24. Вачнадзе Э.А. О некоторых особенностях художества душевнобольных и сюрреалистического искусства. Тбилиси, 1979.

25. Вачнадзе Э.А. К вопросу сходства патологического художества с современным декадентским искусством.\\ Бессознательное. Тбилиси, 1972. Т. 2.

26. Вачнадзе Э.А. Рисунки детей, больных шизофренией и эпилепсией. Тбилиси, 1975.

27. Выготский Л.С. Психология искусства. М., 1968.

28. Групповая психотерапия при неврозах и психозах. Л., 1975.

29. Гоникман Э.И. Волшебная радуга камня. Минск, Сантана, 1991.

30. Голан А. Миф и символ. М., Русслит, 1993.

31. Гройсман А.Л., Росляков А.Ф. Теория и практика театрализованной и ролевой психокоррекции. М., 1993.

32. Гройсман А.Л., Орлов Ю.М. Целительное рисование. М., 1996.

33. Гвоздев А.А., Пиотровский Д.Р. История европейского театра. М-Л., 1931.

34. Гнездилов А.В. Петербургские сновидения.СПб., 1996.

35. Гнездилов А.В. Путь на Голгофу.СПб., 1995.

36. Гнездилов А.В. Психология и психотерапия потерь. СПб., 2002.

37. Гнездилов А.В.Дым старинного камина. СПб., 1998.

38. Гуревич А.Я. Проблемы средневековой народной культуры. М., 1981.

39. Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства. М., 1990.

40. Денисова З.В. Детский рисунок в физиологической интерпретации. Л., 1974.

41. Даркевич В.П. Народная культура средневековья. М., Наука, 1988.

42. Драматерапия. М., 2002.

43. Дженнингс С., Минде А. Сны, маски и образы.Практикум по арттерапии. М., 2003.

Егоров Б.Е. Прогностические рисуночные методики в изучении бессознательного и особенности психотерапии пограничных нервно-психических расстройств. М., 1995

Ершов П.М. Режиссура как практическая психология. М., 1972.

46. Захаров А.И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. Л., 1985.

47. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д., Михайлов А.М. Волшебный источник. Теория и практика сказкотерапии. СПб., 1996.

48. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д., Тихонова Е.А. Проективная диагностика в сказкотерапии.СПб., 2003.

49. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д., Грабенко Т.М. Практикум по песочной терапии.СПб., 2002.

50. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д., Грабенко Т.М. Практикум по креативной терапии. С Пб., 2001.

51. Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф. Психология и психотерапия насилия. М., 2003.

52. Иванов В.В. Об одном типе архаичных знаков искусства и пиктографии\\ Ранние формы искусства. М.. 1972.

53. Исцеляющее искусство. Журнал арт-терапии. СПб., 1997-98.

54. Кандинский В.В. Ступени. М., 1918.

55. Клинико-психологические исследования групповой психотерапии при нервно-психических заболеваниях. Л., 1979.

56. Кононова М.П. Графическое творчество душевнобольных детей\\ Проблемы клиники и терапии психических заболеваний. М.. 1949.

57. Кугаенко А.М. Клиническое значение детского рисунка\\Совр. психоневрология, 1927.

58. Кратохвил С. Руководство по групповой психотерапии.

59. Копытин А.И. Основы арттерапии. СПб, 1999.

60. Копытин А.И. Диагностика в арттерапии. Метод «мандала». СПб., 2002.

61. Копытин А.И. Тест «нарисуй историю». СПб., 2003.

62. Копытин А.И. Руководство по групповой арт-терапии. СПб., 2003.

63. Практикум по арттерапии. СПб, 2000.

64. Лисицын Ю.П., Жиляева Е.П. Союз искусства и медицины. М., Медицина. 1985.

65. Медведева И., Шишова Т. Книга для трудных родителей. М., 1994.

66. Медведева И., Шишова Т. Дети нашего времени. М., 2000.

67. Назарова Л.Д. Фольклорная арт-терапия. СПб., 2002.

68. Налчаджян А.А. Личность, психическая адаптация и творчество. М., 1983.

69. Назлоян Г.М. Зеркальный двойник. М.,1994.

Назлоян Г.М.

71. Некрылова А.Ф. Русские народные городские праздники. М., 1973..

72. Народный театр. Л., 1974.

73. Некоторые аспекты библиотерапии. Метод. рекомендации. Вильнюс, 1988.

74. Организация и практика трудотерапии в психиатрии и неврологии. Л., 1982.

75. Пропп В.Я. Морфология сказки. М., 1969.

76. Пропп В.Я. Фольклор и действительность. М., 1976.

77. Пропп В.Я. Русские аграрные праздники. М.,1983.

78. Полунина В.Н. Искусство и дети. М.. 1982.

Психология личности. Альманах психологических тестов. М., 1997

80. Рид Г. Искусство и бессознательное. Л., 1957.

81. Рыбников Н.А. Детские рисунки и их изучение. М., 1926.

82. Романова Е.С., Потемкина С.Ф. Графические методы психологической диагностики. М.,1992.

83. Романова Е.С., Усанова О.С. Психологическая диагностика развития школьников в норме и патологии. М.,1995.

84. Рудестам К. Групповая психотерапия. М., 1990.

85. Реабилитация больных психозами. Л., 1981.

86. Смирнов А.А. Детские рисунки \\Хрестоматия по возрастной и педагогической психологии. М.. 1982.

87. Семенов В.Е. Искусство как межличностная коммуникация. СПб, 1995.

88. Смирнова Н.И. Искусство играющих кукол. М., 1983.

89. Степанов С.С. Диагностика интеллекта методом рисуночного теста. М.,1995.

90. Серов Н.В. Лечение цветом. СПб., 1993.

91. Серов Н.В. Хроматизм мифа. СПб., 1990.

92. Серов Н.В. Эстетика цвета.СПб.,1997.

93. Театр кукол зарубежных стран. Л-М., 1959.

94. Фрейд: новые иллюстрации. М., Милосердие, 1991.

95. Хайкин Р.Б. Художественное творчество глазами врача. СПб, 1992.

96. Херсонский Б.Т. Метод пиктограмм в психодиагностике психических заболеваний. Киев, 1988.

97. Хрестоматия по истории западно-европейского театра. М., 1953.

Хрестоматия. Арттерапия. СПб., 2001.

99. Человек (журн.), 3, 1993.

100. Шевченко Ю.С., Крепица А.В. Принципы арттерапии и артпедагогики в работе с детьми и подростками.Балащов,1998.

Шипулин Г.П. Лечебное влияние музыки. Вопр. современной психоневрологии. Т.3, Л.

102. Шуберт А.М. Изучение личности ребенка по его рисунку\\ Психопатология и психопрофилактика детского возраста. М., 1929.

103. Шоттенлоэр Г. Рисунок и образ в гештальттерапии. СПб., 2001.

104. Шкурко Т.А. Танцевально-экспрессивный тренинг. СПб., 2003.

105. Эндрюс Т. Магия танца. М., 1996.

106. Юнг К.Г. Феномен духа в искусстве и науке. М., Ренессанс, 1992.

Assael M. Spontaneous Painting- Means of Communication/ Basel, 1978.

108. Fider E., Fider B. The expressive arts therapies: art, music as a therapy. N-Y,1981.

109. Landgarten H.B., Libbers D. Adult Art Psychotherapy: issues and application/ N-Y., 1991/

110. Liebmann M. Art therapy for Groups: a handbook of themes, games and exersises. Cambridge, 1986.

111. Linesch D. Art therapy with families in crisis.N-Y, 1993

Naumburg M. Dinamically Oriented Art-therapy. N-Y., 1985.

 

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *